Основная сцена БДТ

Преступление и наказание

СНЫ И СТРАДАНИЯ РОДИОНА РОМАНОВИЧА РАСКОЛЬНИКОВА

По мотивам романа Ф. М. Достоевского



Японский режиссер Мотои Миура знаком российскому зрителю по постановкам пьес А.П. Чехова — «Чайку» театр «Читэн» (Киото) представлял на гастролях в БДТ в 2016 году, а «Дядю Ваню» в 2019 году. 

Спектакль «Преступление и наказание» поставлен Миурой с артистами БДТ — и в непосредственной близости от мест, где разворачивается действие классического романа. Окрестности Сенной площади художник Итару Сугияма представил в виде кирпичной стены, напоминающей брандмауэр доходного дома, в дверях которого появляются и исчезают герои Достоевского. 

Роман «Преступление и наказание», знакомый в России каждому школьнику, режиссер Мотои Миура решает как коллаж, как головоломку, создавая по мотивам Федора Достоевского собственное музыкально-поэтическое произведение.

История преступления и наказания рассказывается в спектакле ретроспективно, из точки пробуждения, возвращения главного героя к жизни. Мучительный путь Родиона Раскольникова от человека идеи, интеллекта, попавшего в капкан собственной теории — к человеку сердца, готовому принять мир и людей в этом мире — вот что значимо и важно в этой постановке, вот что явилось предметом исследования для режиссера и артистов. Точно передавая состояние расколотого сознания главного героя, «горячечное» и болезненное движение его души, режиссер подводит нас к мысли, что всё, происходящее на сцене — это сон. Сон-воспоминание, сон-кошмар, привидевшийся Родиону Раскольникову на каторге в Сибири во время болезни. Этот сон и есть главное наказание, преследующее героя, сон, который снится каждую ночь и не заканчивается, и уже бесконечно болит голова, но нет выхода из этой ловушки. «Я видел!», «я знаю!», «хочется знать!», «с ума сошел!» — выкрикивают персонажи, двигаясь по строго очерченным траекториям, подслушивая и подглядывая за героем. Почему сон Раскольникова не заканчивается? 

Почему персонажи в его голове так кричат? Потому что нет у Родиона Романовича никакого раскаяния, а есть только бунт против несправедливости мира, только очередная теория, только игры разума. Но воскресение будет, обязательно будет. Где-то там, «завтра?».

Режиссер Мотои Миура о спектакле:

“В Японии, как и в России, стыдно признаться, что ты не читал «Преступление и наказание». По Достоевскому очень интересно ставить спектакли, потому что у него много интересных идей, которые разматываются как клубок, и каждый раз выясняешь для себя что-то новое. И я в очередной раз убеждаюсь, что тема преступления и наказания очень современна. За эти двести лет человечество не изменилось — люди все те же. Я считаю, что Достоевский — один из самых выдающихся мыслителей в мире. Он не только русский писатель. Достоевский настолько значителен, что перерос все границы и принадлежит всем. Поэтому мне бы очень хотелось, чтобы моя постановка была близка зрителям не только в Японии и в России, но вообще по всему миру”.

Театровед, историк театра Елена Горфункель о спектакле

"В каждой реплике этого спектакля мы слышим русскую речь и текст Достоевского, только в неожиданной аранжировке. Мы видим сразу же узнаваемых персонажей, только в жесткой раскадровке. Мы понимаем, что разночтений романа о преступлении и наказании между японцами и нами нет. Есть интерпретация, но разве многочисленные инсценировки романа у нас не были вариантами трактовок содержания и финала этого вполне загадочного произведения? 

К тому же сценическое решение Миуры-сана содержит столько приязни к русской культуре, что мы готовы принять ее тонко и точно увиденные знаки: петербургский брандмауэр задника; назойливые крики чаек в многократно повторяемых актерами как затакты реплик «а», «о»; колокольные звоны из глубины петербургских пространств; брожение на Сенной, на Гороховой, на Столярном, - словом везде, где бродил Родион Романович Раскольников. Хотя занята в спектакле не большая массовка, а всего-то чуть больше десятка актеров.

Может быть, удивит нас особое значение рук в этой режиссуре – широкие жесты, указующие, уличающие, останавливающие «длани» и «персты», руки-вопросы, руки-ответы, руки-страдания, руки-утешения…Где-то здесь точка схода японской театральной традиции и русского театрального психологизма”.

О режиссере:

Мотои Миура — театральный режиссер из Киото, известный далеко за пределами Японии прежде всего постановками чеховских пьес. Российские зрители могли видеть его «Чайку», «Вишневый сад», «Дядю Ваню» и «Три сестры» во время гастролей японского театра «Читен». «Преступление и наказание» — первый спектакль Миуры, поставленный с российскими артистами. И первая в истории БДТ постановка японского режиссера.

По окончании Драматической школы «Тохо Гакуэн» Мотои Миура работал как в японских труппах («Сейнендан», «Комаба Агора»), так и в европейских (Театр Жерара Филиппа, Национальный драматический центр Сен-Дени, Национальный театр Le Quartz-Scene в Бресте). В сотрудничестве с театром «Читэн» Миура отошел от японской традиции самостоятельного написания пьес режиссером, обратившись к европейской и русской драматургии и литературе — к текстам Йона Фоссе, Дэвида Хэрроуара, Франца Кафки, Антона Чехова, Федора Достоевского. 

Отзывы зрителей:

«Это оригинальный микс японского театра и русского. Где русские актеры существуют по правилам японского, в жестком рисунке, четком ритме и достаточно активном темпе. Вообще, это был интересный опыт, слияние театральных культур, систем, приемов, философии. Очень интересное получилось звуковое сопровождение, где текст, слово и есть музыка спектакля». (Майя Королева)

«Это вызов нашему, встроенному в ДНК, восприятию романа из школьной программы по литературе. Здесь японец, носитель тонической системы языка, работает с тоном и посылом, каждая фраза как эмоциональный взрыв». (Елена Ы-Слова)

«Выкрики, экспрессивные жесты не отпускают внимание зрителя ни на секунду. Каждый звук, каждый жест задают особый ритм спектакля. Отсутствие хронологической связи между событиями, разворачивающимися на сцене и в голове спящего Раскольникова, заставляет зрителя не столько понимать сюжет, сколько прочувствовать новые смыслы романа». (Любовь Колпащикова)

«Постановка крайне метафорична. Здесь нет обычных героев и людей. Каждый персонаж что-то олицетворяет: топор, крест, револьвер, смерть. Они словно ожившие картины Босха. Их жесты — вне бытовой логики. Их речь - крики отчаяния. Их движения — беспорядочны» (Ирина Чибизова)

«Спектакль – привет всем любителям оперы: очень техничный, актерски невероятно сложный, здесь все в такт и по нотам, отрывочную полифонию мыслей, слов, судеб, видений в голове героя четко отмеряет метроном времени. «А!» — и часики тикают, Родион Романыч. Акцент на главном: «пойдем» — действие, «знаю» — давай дальше!» (Надежда Маркова)

«Как показать безумие, «прочесть историю города и всей нашей эпохи в этой массе камней, в этих великолепных зданиях, дворцах, монументах...»? Какофонией звуков, отрывками мыслей и разговоров, рваной и резкой пластикой пространства, возвращение снова и снова к вопросу права на жизнь…» (Наталья Беляева)

Творческая группа и исполнители
Творческая группа
Режиссер-постановщик и автор инсценировки

Мотои МИУРА
(Motoi Miura)

Художник-постановщик

Итару СУГИЯМА
(Itaru Sugiyama)

Художник по костюмам

Коллет ЮШАР
(Colette Huchard)

Саунд-дизайнер

Рейко ТОКУХИСА
(Reiko Tokuhisa)

Художник по свету

Ясухиро ФУДЗИВАРА
(Yasuhiro Fujiwara)

Ассистент художника
по свету

Константин УДОВИЧЕНКО

Ассистенты режиссера

Юна ТАДЗИМА
(Yuna Tajima),
Махито ХОРИУЧИ
(Mahito Horiuchi),
Арсений БЕХТЕРЕВ,
Фамил ДЖАВАДОВ

Консультанты
по драматургии

Юки ЁСИОКА
(Yuki Yoshioka),
Куми ТАТЭОКА
(Kumi Tateoka),
Наото САЙСУ
(Naoto Saisu),
Дайки СУГИБАЯСИ
(Daiki Sugibayashi),
Сатоэ АБЭ
(Satoe Abe),
Кэнси ФУКУСИМА
(Kenshi Fukushima),
Томоя ЙОКОЭ
(Tomoya Yokoe)

Консультанты по речи

Юрий ВАСИЛЬЕВ
Владимир КОЛГАНОВ


Помощники режиссера

Лана ИВАНОВА
Ирина ПАРШУТО

Переводчик

Ольга КЛИМОВА

Выпускающий заведующий художественно-постановочной частью

Андрей ЗАКУРНАЕВ

Выпускающий продюсер

Надежда ТЕМИР

Исполнители
Родион Романович Раскольников

Геннадий БЛИНОВ

Пульхерия Александровна Раскольникова

Юлия ДЕЙНЕГА

Дуня (Авдотья Романовна Раскольникова)

Екатерина СТАРАТЕЛЕВА

Дмитрий Прокофьевич Разумихин

Дмитрий КАРГИН

Софья Семёновна Мармеладова

Александра СОЛОВЬЁВА

Катерина Ивановна Мармеладова

Елена ОСИПОВА

Семён Захарович Мармеладов

Рустам НАСЫРОВ

Аркадий Романович Свидригайлов

Иван КАНДИНОВ

Пётр Петрович Лужин

Иван ФЕДОРУК

Порфирий Петрович

Сергей СТУКАЛОВ

Александр Григорьевич Заметов

Сергей ГОРОДНИЧИЙ

Андрей Семёнович Лебезятников

Дмитрий СМИРНОВ

Миколка (Николай)

Лёня НЕЧАЕВ

Алёна Ивановна

заслуженная артистка России
Татьяна БЕДОВА

Лизавета Ивановна

Екатерина КУЛИКОВА


В спектакле звучит музыка: 

С. Прокофьев «Пушкинский вальс» Op.120; французская народная песня Marlbrough s'en va-t-en guerre («Мальбрук в поход собрался»); А. Дюбюк, слова А. Кольцова «Хуторок».


Премьера — 27.05.2023
Продолжительность спектакля — 2 часа 40 минут с антрактом
Спектакль предназначен для зрителей старше 16 лет.

Благодарим за помощь при выпуске спектакля госпожу Наоко Мацукаву.

Пресса