Основная сцена БДТ
ПРЕМЬЕРА

Елизавета Бам

Спектакль Оскараса Коршуноваса
по мотивам произведений Даниила Хармса, Александра Введенского и Николая Олейникова.



В феврале 2022 года на Основной сцене БДТ состоится премьера спектакля «Елизавета Бам» в постановке литовского режиссера Оксараса Коршуноваса по мотивам произведений Даниила Хармса, Александра Введенского и Николая Олейникова.

В пьесе Хармса к главной героине — Елизавете Бам — приходят двое мужчин. Они намереваются арестовать ее за убийство. Уверенность этих представителей власти так велика, что Елизавета уже сомневается, может быть, она действительно виновата? Если так, то в ее интересах отвлечь этих мужчин, чтобы выиграть время и сделать все, чтобы арест не случился.

Оскарас Коршуновас признается, что Даниил Хармс для него — «главный автор», сильно повлиявший на формирование театрального мировоззрения. Режиссер исследует мир Хармса уже более 30 лет — впервые он столкнулся с его произведениями в 1989 году, прочитав рукописный перевод рассказов Хармса на литовском языке. Молодой режиссер находился в поиске материала для нового спектакля, который должен был быть поставлен в Литовском национальном театре. «Я чувствовал, что именно мне нужно, но не знал, где это найти. Я чем-то грезил, сам не понимая, чем. Зачитывался «Театром жестокости» Арто, перечитывал Беккета, Ионеско, но в них мне чего-то не хватало. Во время этих моих скитаний и попался мне Хармс. Я сразу понял — я нашел то, что искал», — рассказал Оскарас Коршуновас.

Взявшись за постановку Хармса на исторической сцене БДТ, Коршуновас отчасти реализует свою миссию — обратить внимание на то, что произведения Хармса это вовсе не «абсурд, прикольные байки и анекдоты», а напротив — высокое искусство, большая литература. Для режиссера особенно важно, что премьера спектакля состоится в феврале в Петербурге на набережной реки Фонтанки — как это было у Хармса в день премьеры «Елизаветы Бам» в 1928 году.

Оскарас Коршуновас, режиссер:
«Даниил Хармс думал о сюжете, который может дать только театр. «Сюжет театрального представления — театральный, как сюжет музыкального произведения — музыкальный». Для меня пьеса «Елизавета Бам» — метафизический детектив, где вопросов много, а ответов нет и не может быть. Неуловимая Елизавета Бам — кто она? Озорная девчонка или фатальная женщина? Алиса в стране тоталитаризма или без вины виноватый Йозеф К. в романе «Процесс» Франца Кафки? Играющая со смертью или сама смерть? Даниил Хармс писал: «В жизни есть только одно событие — смерть». Всё искусство обэриутов пропитано смертью. Но они ее по-настоящему не боялись, возможно, страх смерти и был их творческим двигателем. Отсюда бесконечные парадоксы и сокрушающий смех. Искусство для обэриутов было как противоядие к смерти и к тому кровавому времени, в котором они жили. Времени, которое смерть ценила больше, чем жизнь. Так, может, Елизавета Бам — это искусство? Настоящее искусство всегда обитает в самых неожиданных местах, в «малых мира сего» или в детях. Возможно, поэтому обэриуты так талантливо писали для детей. Возможно и пьеса «Елизавета Бам» была бы игриво-детская, если бы не было так страшно взрослым». 



Манифест ОБЭРИУ* о театре

Предположим так: выходят два человека на сцену, они ничего не говорят, но рассказывают что-то друг другу — знаками. При этом они надувают свои торжествующие щеки. Зрители смеются. Будет это театр? Будет. Скажите — балаган? Но и балаган — театр.

Или так: на сцену опускается полотно, на полотне нарисована деревня. На сцене темно. Потом начинает светать. Человек в костюме пастуха выходит на сцену и играет на дудочке. Будет это театр? Будет.

На сцене появляется стул, на стуле — самовар. Самовар кипит. А вместо пара из-под крышки вылезают голые руки.
И вот все это: и человек, и движения его на сцене, и кипящий самовар, и деревня — нарисованная на холсте, и свет — то потухающий, то зажигающийся, — все это — отдельные театральные элементы. До сих пор все эти элементы подчинялись драматическому сюжету — пьесе. Пьеса — это рассказ в лицах, о каком-либо происшествии. И на сцене все делают для того, чтобы яснее, понятнее и ближе к жизни объяснить смысл и ход этого происшествия.

Театр совсем не в этом. Если актер, изображающий министра, начнет ходить по сцене на четвереньках и при этом — выть по волчьи; или актер, изображающий русского мужика, произнесет вдруг длинную речь по латыни, — это будет театр, это заинтересует зрителя — даже если это произойдет вне всякого отношения к драматическому сюжету. Это будет отдельный момент, — ряд таких моментов, режиссерски-организованных создадут театральное представление, имеющее свою линию сюжета и свой сценический смысл.

Это будет тот сюжет, который может дать только театр. Сюжет театрального представления — театральный, как сюжет музыкального произведения — музыкальный. Все они изображают одно — мир явлений, но в зависимости от материала, — передают его по-разному, по-своему.

Придя к нам, забудьте все то, что вы привыкли видеть во всех театрах. Вам может быть многое покажется нелепым. Мы берем сюжет — драматургический. Он развивается в начале просто, потом он вдруг перебивается как будто посторонними моментами явно нелепыми. Вы удивлены. Вы хотите найти ту привычную логическую закономерность, которую — вам кажется — вы видите в жизни. Но ее здесь не будет! Почему? Да потому, что предмет и явление, перенесенные из жизни на сцену, — теряют «жизненную» свою закономерность и приобретают другую — театральную. Объяснять ее мы не будем. Для того, чтобы понять закономерность какого-либо театрального представления, — надо его увидеть. Мы можем только сказать, что наша задача — дать мир конкретных предметов на сцене в их взаимоотношениях и столкновениях. Над разрешением этой задачи мы работаем в нашей постановке «Елизавета Бам».

«Елизавета Бам» написана по заданию театральной секции ОБЭРИУ членом секции — Д. Хармсом. Драматургический сюжет пьесы расшатан многими, как бы посторонними темами, выделяющими предмет, как отдельное, вне связи с остальным, существующее целое; поэтому сюжет драматургический — не встанет перед лицом зрителя, как четкая сюжетная фигура — он как бы теплится за спиной действия. На смену ему — приходит сюжет сценический, стихийно-возникающий из всех элементов нашего спектакля. На нем — центр нашего внимания. Но вместе с тем, отдельные элементы спектакля — для нас самоценны и дороги. Они ведут свое собственное бытие, не подчиняясь отстукиванию театрального метронома. Здесь торчит угол золотой рамы — он живет как предмет искусства; там выговаривается отрывок стихотворения — он самостоятелен по своему значению и в то же время, — независимо от своей воли, — толкает вперед сценический сюжет пьесы. Декорация, движение актера, брошенная бутылка, хвост костюма — такие же актеры, как и те, что мотают головами и говорят разные слова и фразы.

* ОБЭРИУ («Объединение Реального Искусства»), создано писателем Даниилом Хармсом в 1927 году. Осенью того же года на вечере Маяковского в Ленинграде обэриуты впервые представили свой манифест, а уже в январе 1928-го он был опубликован. Манифест заявлял новую художественную группу ОБЭРИУ и их взгляды на поэзию, кино и театр. Посвященная театру часть манифеста воплотилась в «Елизавете Бам» — пьесе Д. Хармса и спектакле, премьера которого состоялась 24 января 1928 года в Ленинграде.
Творческая группа и исполнители
Творческая группа
Режиссер и автор текста

Оскарас КОРШУНОВАС

Художник

Гинтарас МАКАРЯВИЧЮС

Художник по костюмам

Юлия СКУРАТОВА

Композиторы

Гинтарас СОДЕЙКА
Семён МЕНДЕЛЬСОН

Видеохудожник

Артис ДЗЕРВЕ

Хореограф

Веста-Раса ГРАБШТАЙТЕ

Художник по свету

Эугениюс САБАЛЯУСКАС

Редактор текста

Мария ПЕКТЕЕВА

Ассистенты режиссера

Кирилл РОКОТОВ
Александр НИКАНОРОВ
Степан ПЕКТЕЕВ


Выпускающий заведующий
художественно-постановочной частью

Андрей ЗАКУРНАЕВ

Помощники режиссера

Лана ИВАНОВА
Ирина ПАРШУТО
Евгения ПЕТРОВА

Выпускающий продюсер

Александр БОЯРИНОВ

Исполнители
Елизавета Бам

Александра ДРОЗДОВА

Елизавета Таракановна

Екатерина СТАРАТЕЛЕВА

Елизавета Эдуардовна

Анастасия ЧАЙНИКОВА

Елизавета Петровна-Ивановна

Елена ОСИПОВА

Пётр Николаевич

Тарас БИБИЧ

Иван Иванович

Максим БРАВЦОВ

Нищий

Рустам НАСЫРОВ

Мать

Полина ДУДКИНА

Отец

Виктор БУГАКОВ /
Николай ГОРШКОВ

Чудотворец, Сандонецкий

Андрей АРШИННИКОВ

Хармс

Борис ЗАРУЦКИЙ

Велиопаг Нидерландский пастух

Семен МЕНДЕЛЬСОН

Варвара Михайловна

заслуженная артистка России
Татьяна АПТИКЕЕВА

Паук

Дмитрий ШМАКОВ

Пиноккио

Анна НЕРУС /
Даяна САЙХУНОВА /
Ольга ВИНОГРАДОВА

Балерина

Глеб САПОНЧИК

Крыса

Снежана АНДРОСОВА /
Александра ГАЙДАР

Мишка

Алиса ДЕРГАЧЁВА

Хор (группа артистов массовых сцен):

Анна Баранова / Дарья Вожакова
Александра Гайдар, Максим Кириллов
Елизавета Клокова / Мария Гинцак
Арина Лебедева / Бернара Хасанова
Алена Медведева / Мария Борисова
Ксения Некрасова / Валерия Пивоварова
Ксения Рунце / Алеся Бочкова
Гоар Сарибекян / Ольга Виноградова
Матвей Сафонов
Полина Сахно / Софья Еремкина
Алина Сухарко, Илья Эпштейн

Руководители группы:

Диана ТРИФОНОВА,
Ольга АЛЕКСЕЕВА


При создании инсценировки спектакля использованы следующие произведения:

Даниил Хармс:
«Дни летят, как ласточки…», «Елизавета Бам», «Жил на свете мальчик Петя», «Искушение», «Начало очень хорошего летнего дня», «Нетеперь», «Новый талантливый писатель», «Медный взгляд», «Мыр», «Нина — Вы знаете! А? Вы знаете? Нет, вы слышали?..», «Один монах вошел в склеп к покойникам…», М.Д. Омайс (перевод): «Пришёл конец…», «Реабилитация», «Случаи», «Теперь я расскажу, как я родился, как я рос…», «Четвероногая ворона», «Я родился в камыше. Как мышь…», отрывки из дневников Д. Хармса.

Александр Введенский:
«Где. Когда», «Мне жалко, что я не зверь…», «Потец», «Разговор о картах».

Николай Олейников:
«Классификация жён», «Песня юных пионеров», «Послание, бичующее ношение одежды».

В спектакле звучит музыка:
Иоганн Себастьян Бах — II часть из Сюиты №3 Ре-мажор в аранжировке Гинтараса Содейки;
Прелюдия До-минор (BWV 847, ХТК, 1 том, Прелюдия и фуга №2) в обработке Семёна Мендельсона;
«Лунный свет» из Бергамасской сюиты Клода Дебюсси, а также фрагмент композиции «Биография» группы «Кровосток».

Премьера — 19.02.2022
Продолжительность спектакля — 2 часа 30 минут с одним антрактом
Спектакль предназначен для зрителей старше 18 лет.
Пресса