ПАМЯТИ ВАЛЕНТИНЫ КОВЕЛЬ

 

20 лет назад, 15 ноября 1997 года, ушла из жизни выдающаяся русская актриса Валентина Павловна Ковель. В Большом драматическом театре она прослужила 31 год.

 

О себе Ковель говорила: «Я — актриса острохарактерная, люблю не просто комедию — трагикомедию. Этот жанр ближе к жизни, где смех и слезы всегда рядом». Критики писали о ее работах: «вскрыто с самурайской беспощадностью», «точный снайперский выстрел». Она могла одинаково эффектно сыграть «чумичку в каракуле» — Веру Сергеевну Кузькину, напоминавшую обрюзгшую Эллочку Людоедку жену алкоголика-спекулянта, в постановке шукшинских «Энергичных людей» — и кобылу Вязопуриху в знаменитой товстоноговской «Истории лошади». По воспоминаниям завлита БДТ, Дины Шварц, Георгий Товстоногов очень ценил актрису за ее смелость.

 

 

 


Валентина Ковель родилась 23 января 1923 года в Ленинграде. В 1937 году ее семью коснулась волна репрессий — отца, Павла Ковеля, начальника Мурманского управления Главсевморпути, арестовали. «В 1956-м мы получили справку о реабилитации, где сказано, что он умер в 1941-м — неизвестно где и при каких обстоятельствах…. Я узнала правду: 17 февраля 1938 года состоялся суд «тройки», 19 февраля его расстреляли. А ведь он был членом партии с 1918 года, имел орден Ленина первых номеров, по-настоящему во все это верил…», — вспоминала актриса. Ее мать после этого не брали на работу; семью выселили из квартиры на улице Чайковского в коммуналку в том же доме. «Мне потом многие говорили: «Ты счастливая, ни тебя, ни маму не тронули», — рассказывала Валентина Павловна.

 

После школы Валя Ковель собиралась поступать в институт имени Лесгафта: обожала спорт и хотела стать баскетболистской. В Театральный институт девушке посоветовал идти директор ее школы, Аркадий Дрознин, которого она послушалась: «Заняла платье и пошла в 1941 году сдавать экзамены». Поступила в мастерскую к известному ленинградскому актеру Леониду Макарьеву.

 

«Так уж я, наверное, устроена, что с малых лет у людей со мной ассоциировалось что-то смешное, — рассказывала актриса. — Мое поступление в институт тоже было смешным. Мне задали этюд: «Вы идете по лесу, собираете грибы-ягоды. Вдруг встречаете свою собачку Тоби. Когда вы должны будете ее увидеть — раздастся хлопок». Все шло хорошо. Я иду по лесу. Полное публичное одиночество. Хлопок. И тут я говорю: «Тоби, это вы?». 

 

Начало учебы в театральном для Валентины Ковель и ее однокурсников совпало с началом Великой отечественной войны и блокады Ленинграда: «Занимались при коптилках и буржуйках. Карточки получали в институте. Из двадцати четырех мальчиков нашего курса живы три». Зимой 1942 года студентов и преподавателей Театрального института эвакуировали — сначала в Пятигорск, затем — в Томск, позже в Новосибирск. Тяготы эвакуации актриса делила с подругой Диной Шварц, вместе с которой через несколько десятилетий начала работать в БДТ. «Была молодость, чувство локтя, мы ничего не жалели друг для друга, делились последним, помогали, поддерживали — в этом большая радость и счастье. Мы даже к ужасам войны относились с оптимизмом, надеясь, что это скоро кончится. Без надежды существовать нельзя», — говорила об этом времени своей жизни актриса.

 

Театральный институт Валентина Ковель закончила в 1945 году и вскоре получила приглашение в труппу Александринского театра — в те годы Театра имени А. С. Пушкина. Многие зрители надолго запомнили ее первую роль — фронтовичку Зойку Толоконцеву в постановке пьесы Александра Арбузова «Годы странствий», несмотря на то, что эпизод с участием Зойки был довольно небольшим. «Военная девчоночка, гимнастерка ладно перетянута ремнем «в рюмочку», аккуратные сапожки, и пилотка, лихо заломленная набок, чудом держится на рыжеватых кудряшках.. Как молодая актриса, на фронте и не побывавшая, подсмотрела эти ухваточки «бывалого солдата» в коротенькой юбчонке — и как всерьез отнеслась к своей Зойке», — вспоминала эту работу Ковель критик Татьяна Марченко. Сама Валентина Павловна среди своих любимых ролей в Театре имени Пушкина называла Настю в «На дне», Поликсену в «Правда хорошо, а счастье лучше», дочь городничего Марию Антоновну в «Ревизоре». 

 

 

Вадим Медведев и Валентина Ковель в спектакле БДТ имени М. Горького «Традиционный сбор», 1967
Вадим Медведев и Валентина Ковель в спектакле БДТ имени М. Горького «Традиционный сбор», 1967

В начале 1950-х в Театре имени Пушкина актриса познакомилась со своим будущим мужем — актером Вадимом Медведевым, которого называли одним из первых красавцев ленинградской сцены тех лет. «Это была не только настоящая любовь, но и просто большая человеческая дружба. Им никогда не было скучно друг с другом. Причем и другим рядом с ними всегда было интересно, — вспоминала об этой паре Дина Шварц. — Когда они поженились с Медведевым, я сначала не поверила, потребовала паспорта показать. Потому что Вадим был очень красивым. Слишком красивым для нас, как мне казалось тогда». 

 

 

В 1966 году супруги вместе перешли работать в труппу БДТ к Георгию Товстоногову. «Мы сами попросились в БДТ. Мало сказать, что нам нравились спектакли Товстоногова. Мы мечтали с ним работать, — вспоминала Валентина Павловна, — Товстоногов меня научил нашей профессии. Он научил меня внутреннему монологу, научил не быть пустым на сцене. Вот что самое ценное на спектакле — тишина в зале. Когда стоит абсолютная тишина — значит, ты полностью захватил зал, а это искусство. Я этого раньше не понимала, думала, смеются — значит, хорошо. А тишина важнее, этому меня тоже Товстоногов научил». 

Георгий Товстоногов и Валентина Ковель на репетиции. 1980-е годы
Георгий Товстоногов и Валентина Ковель на репетиции. 1980-е годы

Первая роль, которую Валентина Ковель сыграла в спектакле Георгия Товстоногова — служащая сберкассы Лида Белова в спектакле «Традиционный сбор», — и последовавшие за ней работы отличались от репертуара, к которому привыкла актриса: «В этих ролях не было ни эксцентрики, привычной для меня, ни комедийного начала. Играть эти роли (особенно Лидию) надо было неброско, тихо. Главное в этих людях — душа». 

 

«Она не боялась выглядеть нелепо на сцене, — говорила о Валентине Павловне Дина Шварц. В репертуаре Ковель между собой уживались хабалки и скандалистки — Брандахлыстова из оперы-фарса «Смерть Тарелкина», Манефа из комедии Островского «На всякого мудреца довольно простоты», — и обычные женшины, переживающие тяжелые испытания: Эстер в постановке «Цены» Артура Миллера, проводница Лиза из «Валентина и Валентины», буфетчица Анна Хороших из «Прошлым летом в Чулимске», мать-одиночка Беатрис из «Влияния гамма-лучей на бледно-желтые ноготки». 

 

В Большом драматическом театре Валентину Ковель искренне любили — коллеги помнят ее яркий характер: прямоту и честность, требовательность к себе и окружающим, отзывчивость и готовность помочь, женственность, оптимизм и чувство юмора. «Она много читала, была полна энергии, гостеприимна, дома у нее всегда было очень красиво и уютно, — рассказывала о подруге Дина Шварц. — Талантливый человек — он во всем талантлив. Она даже грибы на своей даче в Назии собирала быстрее всех. Пока я три гриба найду, у нее уже полкорзинки». Ленинградские актрисы до сих пор вспоминают знаменитые девичники Ковель, на которых собирались артистки со всех театров, а друзья и коллеги — ее любовь к походам по магазинам, особенно на зарубежных гастролях. 

 

В 1988 году Валентине Ковель присвоили звание «Народная артистка СССР». На свойственное актрисе умение быть недовольной собой это практически не повлияло. «Всегда стараюсь увидеть себя как бы со стороны. У меня постоянно возникает свой «счет» к роли. Постоянно ругаю себя, порой хвалю. По-разному это бывает, — признавалась актриса в интервью». 

 

В том же году Валентина Павловна потеряла мужа. Это стало для актрисы большим испытанием. «Когда Вадима отпевали, я очень плакала в церкви, — рассказывала она. — Ко мне подошла старушка: 

— Кого хоронишь? 

— Мужа.

— Сколько прожили?

— Двадцать пять лет.

— Счастливо прожили?

— Очень счастливо.

— Так что же ты плачешь?».

 

 

По воспоминаниям коллег, даже в последние дни, тяжело больная, Валентина Павловна продолжала шутить. «Как ни страшна бывает порою жизнь, все же самое страшное — утратить способность улыбаться», — говорила она. 

В тексте цитируются интервью Валентины Ковель «Гаснет в зале свет…» («Вечерний Ленинград», 24.12.1988, автор — Е. Ефремова); «Актерский феномен Валентины Ковель» (журнал «Театр», №6, 1989), «Автограф в антракте» («Санкт-Петербургские ведомости», 10.07.1992, автор — О. Сердобольский); «Бороться в театре можно только работой…» («Невское время», 1.02.1996, автор — Т. Золотницкая). Воспоминания Дины Шварц цитируются по статье «Знаменитой артисткой Валентина Ковель стала еще в школе», «Смена», 24.02.1998

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий