Цыпкин А. Художник. // ИНТЕР-БИЗНЕС. 2009. №2

XX век в России - век трагических и уникальных судеб. Сын репрессированных родителей, воспитанник детприемников НКВД Э.С. Кочергин стал одним из самых значимых российских театральных художников. Предлагаемое вашему вниманию короткое, к сожалению, интервью - лишь несколько мыслей этого сильного духом человека. Обязательно прочтите его книги, например «Ангелову куклу» - о жизни «на дне» в 1940-е—50-е. Приходите на его спектакли в БДТ. Такие творения искусства невозможно поместить в музей. Это здесь и сейчас.

 

23 февраля в телевизионный эфир вышла передача о Ржевской операции, которая, будучи самой кровавой битвой Великой Отечественной войны, уже почти забыта. Полвека не хотели официальные власти вспоминать о бессмысленной, по мнению многих историков, «мясорубке», унесшей жизней больше, чем Курская и Сталинградская битва вместе взятые. Как вы считаете, нужно ли сегодняшнему поколению полностью и объективно показывать нашу историю, даже если будет стыдно за что-то?

Никогда в жизни не было так, чтобы рассказывали всю историческую правду, особенно в нашей стране. Никогда этого не было ни в России, ни в СССР. Каждая смена власти, каждый секретарь в СССР заставлял историка писать свою версию. Я не думаю, что этот подход можно изменить, и сомневаюсь, что правду напечатают миллионными тиражами.

- Многих людей старшего поколения задевает, когда раскрывается нелицеприятная правда об их стране, об их идеологии. Вас не задевает?

- Ни в коем случае не задевает, потому что я «воспитанник Берии», вырос в детприемниках НКВД. Отца посадили в 1937 году, мать — в 1940-м, а я четырехлетним был сдан в казенный дом.

- Это тяжело - жить в стране, зная, что почти все в ней преступно?

- Тут вопрос иначе ставится: либо жить, либо не жить. Конечно, Совдепия была криминальной страной, и все эти великие вожди, которые провозгласили себя богами, просто были уголовниками и мокрушниками. Если говорить о языке, который стал нашим официальным - газетным, а иногда и литературным, то процентов на 20-25 это тюремная феня. Потому что они все прошли через тюрьмы, и психология у них была такая. Но повторюсь - либо жить, либо не жить в такой стране.

- Недавно читал о таком необъяснимом факте. Немцы во время войны на нашей территории устраивали зверства. Советские войска, когда пришли в Германию, вели себя значительно гуманнее. Безусловно, были и грабежи, и насилие, но детей в сараях не сжигали. Более того, пленных немцев в России подкармливали, жалели их. В то же время в период Гражданской войны, а потом и позднее в ГУЛАГе по отношению к своим было такое, что вспомнить страшно. Почему?

- Посмотрите всю нашу историю. С XVI-XVII веков психология наших людей начала меняться в сторону преклонения перед западными народами. Вспомните пьесу великого Крылова «Модная лавка», в которой он смеется над французоманией, и таких примеров много. А в Советском Союзе: увидели иностранца - и все в восхищении, глаза с поволокой. Это уже в крови. Поэтому и такое презрение к себе и своим соотечественникам. Мы никто. Нет ни одного другого народа, где бы люди собирались по несколько тысяч и сами себя сжигали — я говорю про старообрядческие горения конца XVII века. Мы - народ, который не боится смерти - ни своей, ни чужой. Это нашло потрясающее отражение в нашем языке - все эти поговорки: «На миру и смерть красна», «Судьба индейка, а жизнь копейка», «Семи смертям не бывать, а одной не миновать»... Ни у французов, ни у немцев, ни у кого нет такого отношения к жизни и смерти. Для нас собственная жизнь ни гроша не стоит, а уж жизнь соотечественника тем более. Нас же много. Такая философия. Это все уходит в нашу тысячелетнюю историю. Ведь в России общинный строй сохранялся до второй половины XIX века, причем в основном в головах. Нет индивидуальности - отсюда и обесценивание человеческой жизни. 

- Можно ли это поменять?

- Для этого нужно перестраивать весь философский ряд. Надо менять школу, философию образования и многое другое.

- Как вы считаете, иностранец может полностью ассимилироваться в России? 

- Ну Даль же ассимилировался.

- Существует мнение, что большая проблема нашей страны в том, что отношения внутри нее строились и строятся по принципу метрополии (две столицы) и завоеванных в разное время колоний (остальная Россия), от которых требуют сырье, ресурсы и т. д.

- Очень похоже на то. Но в дореволюционной России власти хорошо понимали, что наша страна — мультинациональная территория. Давайте посмотрим на институт царизма: царь - это главный православный, в то же время Николай I разрешил старообрядцам построить в Петербурге - в столице! - старообрядческий кафедральный собор, царь был и ламой, покровителем буддистов, и покровителем католиков. Мусульмане признавали главенство царя на территории России и считали его покровителем. Буддистский храм - са¬мый крупный в Европе. Равно как и мечеть, которая, к слову была построена на деньги дворников, потому что дворниками у нас были татары. Кстати, работа дворника была государевой службой и через 25 лет службы они выходили на пенсию и получали золотую медаль «За верную службу царю и отечеству». Вот пример уважения со стороны государства. Это все было официальной политикой, но потом об этом забыли пришедшие к власти советские начальники.

- Не могу не задать хотя бы несколько вопросов о театре. Первый - о вашей профессии театрального художника: художник выполняет некий заказ режиссера, действует на основании его видения, или же это равноправный партнерский процесс?

- Лучше, когда партнерство. Когда происходит тесный контакт с режиссером, получаются хорошие вещи. Мы в театр приносим категории изобразительного искусства, а режиссер ими не владеет. Ведь человек чисто физиологически 82 процента информации получает через зрение, поэтому декорации играют в спектакле серьезную роль.

- Сравнивая современный театр и советский, в чью пользу отдадите свой голос?

- Конечно, в пользу советского. Даже не сравнить. Сейчас полный упадок театра. Во-первых, отношение народа к театру, во-вторых, раньше театр заменял храм, образно говоря. Спектакли были исповедальные. А сейчас кому исповедоваться? Даже из плохой советской драматургии и артисты, и художники, и режиссеры старались сделать что-то исповедальное. Некуда людям было идти. А теперь храмов много, хотя служитель культа может быть в подпитии или приезжает на такой шикарной машине, какая пастве и не снилась.

- Государство должно влиять на то, что показывают по телевизору или в театре? Цензура должна быть хоть какая-то?

Должна быть - нравственная. Вся эта демократичность, свобода слова — я этого не понимаю. Есть христианские постулаты, их нужно соблюдать, а не сверху что-то накручивать. Под эту дудочку можно все что угодно сделать. В самой демократической стране Америке у людей колоссальный испуг перед начальством, перед потерей работы, что для многих может означать практически голод. Там эта демократия только декларирована. Демократия в христианских постулатах, а все остальное — спекуляции, и лицемерие страшное.

 

Досье. Эдуард Кочергин.

 

Эдуард Степанович Кочергин (сценограф, главный художник Академического Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова (Санкт-Петербург). Родился 22 сентября 1937 года в Ленинграде.

В i960 году окончил театрально-постановочный факультет Ленинградского Государственного театрального института им. А.Н. Островского.

Работал главным художником Ленинградского Областного театра драмы и комедии (1963-1966 гг.), главным художником Ленинградского драматического театра имени В.Ф. Комиссаржевской (1966-1972 гг.). С 1972 г. - главный художник БДТ в Лениграде. Соавтор таких театральных шедевров Г.А. Товстоногова, как «История лошади» Л. Толстого, «Тихий Дон» М. Шолохова, «Записки Пиквикского клуба» Ч. Диккенса, «Три сестры» и «Дядя Ваня» А. Чехова и др.

Работал с выдающимися режиссерами: Р. Агамерзяном, К. Гинкасом, Л. Додиным, Г. Товстоноговым, Б. Равенских, 3. Корогодским, В. Фокиным, Е. Падве, Л. Додиным, Г. Яновской, Ю. Любимовым. Наиболее известные постановки, в которых выступал в качестве сценографа: «Монолог о браке» (Ленинград, Театр Комедии), «Борис Годунов» (Псков, Драмтеатр), «История лошади» (БДТ), «Молодая хозяйка Нискавуори» (БДТ), «Возвращение на круги своя» (Москва, Малый театр), Драматическая трилогия А. Толстого «Царь Федор Иоанович», «Смерть Иоанна Грозного» и «Борис Годунов» (Ленинград, Театр им. В.Ф. Комиссаржевской).

Народный Художник Российской Федерации, Действительный член Академии Художеств России с 1991 года, профессор Академии живописи, скульптуры и архитектуры.

 

Текст Александра ЦЫПКИНА

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий