Пресса о спектакле «Трактирщица» по пьесе К.Гольдони

Шитенбург Л. «Ксения Раппопорт не просто красавица и превосходная актриса. Она дива» //Gorod812. 2012. 27 сент. >>>

Рухля С. Игра в любовь // Новые известия. 2012. 4 окт.>>>

 

Циликин Д. Ксения Раппопорт сыграла «Трактирщицу» в БДТ: От таких и гибнем // Ведомости. 2012. 18 сент. >>>

 

Карамунин О. Ксения Раппопорт «открыла» новую сцену БДТ // Известия. 2012. 16 сент.>>>

 

Булатова Е. Театр имени Товстоногова открывает новый сезон // www.mir24.tv/news/culture/5509008. 2012. 15 сент.>>>

 

Кингисепп М. Возрождение в социальной сети // http://ptj.spb.ru/blog/vozrozhdenie-vsocialnoj-seti/. 2012. 15 сент.>>>

 

БДТ открыл новую сцену в Каменноостровском театре // http://topspbtv.ru/news/news10851/.2012. 14 сент.>>>

 

Зарецкая Ж. Трактирщица на все времена // Вечерний Петербург. 2012. 14 сент.>>>

 

Санкт-Петербургский Большой драматический театр открыл сезон на исторической сцене // http://www.tvc.ru/AllNews.aspx?id=51658409-c5f2-49c4-9139-b376fc7073ec. 2012. 15 сент.>>>

 

Первых зрителей Каменноостровского театра приветствовал военный оркестр // http://www.ntv.ru/novosti/334116/. 2012. 14 сент.>>>

 

Рыжков П. На сцене Каменноостровского театра в Петербурге идет подготовка к первому премьерному спектаклю после масштабной реставрации исторического деревянного здания // http://www.ntv.ru/novosti/330389/#ixzz25m2WeNY2. 2012. 6 сент.>>>

 

Ксения Раппопорт сыграет «Трактирщицу» // http://www.tvkultura.ru/news.html?id=1080448&cid=178. 2012. 6 сент.>>>

 

 

Соколинский Е. Трактирщица шагает по эпохам // Страстной бульвар, 10. 2012. № 3.

Жизнь театра переменчива, определяется порой кочующей театральной компанией. Скажем, актриса Алла Данишевская дружит с бывшими сокурстницами Яной Тушиной и Ксенией Морозовой. Сыграло это трио «Любку» по Дине.Рубиной (в Музее Ф.М.Достоевского), один из лучших спектаклей Петербурга. А потом троица составила ядро «Нашего Авлабара» в Мастерской Григория Козлова.

Известна компания Андрея Прикотенко (в нее входит Ксения Раппопорт, Тарас Бибич, Игорь Ботвин). Ученики Вениамина Фильштинского поразили публику дилогией о царе Эдипе (Театр на Литейном), получили всяческие награды. Через несколько лет группа с подключившейся Фомичёвой переместилась в «Балтийский дом». Теперь Темур Чхеидзе пригласил их для открытия Новой сцены БДТ на Каменном острове.

Деревянный придворный театр, собранный по проекту Смарагда Шустова в 1827 году, переделывали неоднократно, пока он к началу XXI века не пришел окончательно в негодность. Теперь в старинном зале, реставрированном «по Шустову» — малая, но трансформирующаяся сцена, и эта сцена отдана на две ближайшие премьеры Андрею Прикотенко.

Над Гольдони режиссер поэкспериментировал еще 8 лет назад. Тогда его команда показала кардинально переработанного «Слугу двух господ». Теперь в дело пошла не менее популярная «Трактирщица». Спектакль, явно, поставлен для Раппопорт-Мирандолины, вернувшейся в театр после родов, кино-триумфов и сразу задействованной в двух полярных ролях: Мирандолины и леди Мильфорд (МДТ. «Коварство и любовь»).

Ждать, что перед нами предстанет традиционный Гольдони, было бы смешно. Впрочем, такой лихой «Трактирщицы» мы еще не видели. По замыслу Прикотенко, Мирандолина, наказывая кавалера Рипафратта за презрение к женскому полу, в него же и влюбляется. Сама по себе идея не нова. Её предложил в 1993 году Владимир Воробьев. Спектакль Александринки не слишком убедил.

Нужны новые попытки освежения (или освежевания?) классика. Не оставлять же его в покое. Как улучшить хрестоматийную комедию? Драматург, до недавнего времени считавшийся мастером, писал просто и ясно. Нынче жизнь стала сложнее, поэтому пьесе придается противоположный смысл, а структура текста «оптимизируется», то есть дробится на энное количество обрывков. К прозе прибавляют стихи разных времен и народов. Так, по крайней мере, нас учат новаторы, например, режиссер Константин Богомолов (см. «Лир. Комедия»). Справедливости ради, признаем: Прикотенко ограничился шестью эпизодами и только двумя поэтами (Шарлем Бодлером и харьковско-марбургским бардом-физиотерапевтом Григорием Певзнером). Привлекая двух поэтов, приходится пожертвовать двумя действующими лицами: актрисами Ортензией и Деянирой. Ну, и правильно. Сцена маленькая. А уж зальчик и вовсе на 400 человек.

Учитывая академизм БДТ, эпизоды нанизаны на вертел строгой мысли: «Кто на нас с эмансипацией пойдет, тот от неё и погибнет». От затхлого XVIII века, когда писал Гольдони, действие движется к чеховским временам, потом к немецкому фашизму, к итальянскому неореализму. Далее мы перелетаем в образцово-показательную больницу конца ХХ века и, наконец, оказываемся в чёрной яме современности. Прикотенко, в отличие от многих собратьев по режиссуре, не откажешь в последовательности. Наверно, прогрессирующая эмансипация — тема актуальная. Вот у и Льва Эренбурга в «Иванове», когда Сашенька голая бросается на Иванова, родитель девушки с удивлением констатирует: «Наша дочь эмансипе!». Только штука в том, что Гольдони не думал о теме эмансипации. Мирандолина — прелестная женщина, хочет всем нравиться, поэтому её бесит равнодушие Рипафратты. Трактирщица собирается замуж и вовсе не стремится к самостоятельности. Заставляя её раздваиваться, рефлексировать, режиссер излишне напрягает автора и актрису.

Правда, эта актриса может оправдать почти всё. В какие бы эпохи её не бросил постановщик, она остаётся очаровательной, умной, подвижной, насмешливой, и, главное, человечной. Раппопорт может ступать, словно балетная сильфида, садиться на шпагат, переходить на беглый итальянский, строить из себя невинную Красную шапочку, работягу Петер из одноименной немецкой комедии 30-х годов (с Франческой Гааль) или женщину-секретного агента (сыгранную Раппопорт в сериалах). Она мгновенно меняет манеру: от льстивой услужливости до грубой мужиковатой фамильярности. Какая уж там трактирщица! Кавалер воспевает её стихами из «Цветов зла»: «Лишь леди Макбет Вы близки душой железной, Вы воплощенная Эсхилова мечта!» Вот куда пошло! Неудивительно, что царственно-злодейская женщина нацепляет подаренную диадему небрежно, будто деревенский гребешок. Воспринимая красотку, как леди Макбет, Рипафратта в ужасе отскакивает, когда она просит дать ей руку. Такая до локтя оттяпает, недорого возьмёт. Словом, нам явлена крупная (хотя и хрупкая) фигура исторического масштаба и в то же время воплощение опасного вечно женственного. Хамелеон и, тем не менее, цельная личность.

Мирандолину окружают маски. Их задача — продемонстрировать определенные художественные стили. Кому-то это удается сделать лучше, кому-то хуже, но очеловечивать маски они не собираются. Первый эпизод переносит нас в шаткий маленький балаганчик комедии масок. Жёваный задничек с изображением Санта-Мария дель Фьоре подсказывает: это Флоренция. Позже об Италии напоминает, в основном, упорный рефрен Рипафратты «Завтра же уеду в Ливорно!». Вступительный фрагмент — помесь тарантеллы с канканом и…скороговоркой. В правой ложе сидит ударник и ударом по барабану акцентирует смену поз (привет «Скупому» Г.Тростянецкого!).

Второй эпизод отсылает к «Дяде Ване» МДТ, где Раппопорт играет сирену Елену. Надравшиеся граф Альбафьорита (Василий Реутов) и маркиз Форлипополи (Михаил Морозов), соответственно, ассоциируются с Астровым и Войницким.

Фашистская часть опять напоминает Тростянецкого, на этот раз последнюю премьеру БДТ «Время женщин» (40-50-е годы). Я имею в виду подвешенные в воздухе серые, однообразные фигуры в стиле соцарта. Только вместо советских рабочих — мускулистые, грудастые, неумолимые женщины III Рейха. Фанерная Венера, нам её демонстрировали перед началом действия, теперь расчленена (читай, женственность порубали). Куски тела носят мужчины на палках.

Для итальянской сцены требуется уже экранная иллюстрация, фильм «Брак по-итальянски». Софи Лорен-Филумена тоже борется за права женщин с эгоистом Доменико-Мастроянни. Плюс намек на успехи Раппопорт в Италии. Не слишком ли много цитат и отсылок? Прямо капустник какой-то! Исторические стилизации (даже не пародии) в композиционных приемах «Любови в Крыму» Славомира Мрожека (чеховские персонажи в разные времена) могли бы быть удачны, если бы их подробно проработать. Но недостаточно вскидывать руку в фашистском приветствии и щеголять в галифе. Надо бы ещё чем-то различать эпохи.

Василий Реутов лучше справляется с полуэстрадным острым рисунком масок. Морозов ближе к простому шаржу. Может быть, эти фигуры и не требуют детализации? Есть полководец Жанна д’Арк и есть рядовые, пусть комические.

Сложнее обстоит дело с Игорем Ботвиным (кавалер Рипафратта) и Тарасом Бибичем (Слугой Кавалера). Чтобы заставить страдать такую женщину, как Мирандолина, нужен супермен. Ботвин, несомненно, обладает статями героя-любовника: строен, могуч, у него благородная проседь и дивная шпага «ножку бьёт». Иногда кажется: Дон Карлос (другая роль Ботвина в БДТ) ненароком забрел в чужое сценическое пространство. Однако в здоровом теле гнездится нездоровый дух.

Инфанту в голову бы не пришло обратиться в зрительный зал со словами: «Бабы! Все вон из зала!» Гольдони, кстати, тоже. Итальянский Кавалер презирает женщин, но не агрессивен. Ему смешны страсти графа с маркизом. Ботвин начинает с эксцессов и заканчивает ими. Под финал его, безумного, не впускают в комнату хозяйки, он рычит, бьется головой об стену и устраивает драчку. Буйства Кавалера сняты видеокамерой и показаны на экране. Психика у Кавалера неустойчива. В чеховско-гастрономической сцене он, пробуя суп, шустро переходит от крайнего омерзения к бурному восторгу. В промежутке между бытовым хамством и буднями психиатрической лечебницы Ботвин читает довольно нудно стихи (хотя у него красивый голос, опыт античный и шиллеровский), пытается вернуть «девочек» в зал (импровизации с публикой выглядят не слишком органично).

Режиссер делает всё, чтобы удачливый по пьесе соперник (Фабрицио) не мог конкурировать с Кавалером. Андрей Кудренко появляется в образе заторможенного тупицы-увальня с турецким акцентом («Ваша мылость»), впрочем, заискивающего перед денежным графом. По ходу действия он немного умнеет, наглеет и даже становится вышибалой-охранником при красавице. Выбор Мирандолины остается необъяснимым.

Может быть, так и было задумано, но Слуга Кавалера (Тарас Бибич), который должен бы ему «аккомпанировать», оказывается интереснее хозяина. Начинает он с образа «Слуги Печального образа». Какая-то в нём вселенская грусть. Даже козетку уносит за кулисы элегически. Слуга — Горацио без Гамлета, точнее, с мнимым Гамлетом. Он преданно записывает за Кавалером его житейские воззрения. Среди фашистов герой Бибича — преданный солдат партии. Но постепенно сходит на нет перекошенность лица, трепетный юноша всё больше влюбляется в Мирандолину. В отличие от истероидности Кавалера, Слуга становится всё добрее и симпатичнее. Впрочем, и страстью не обижен. Кавалер жалобно спускает штаны, молит Мирандолину о сострадании — Слуга поднимает её в воздух и пылко целует в интимное место. Вот это по-итальянски. Жаль, что Мирандолина не способна оценить истинную любовь! Хотя бы потому, что Прикотенко бросил Бибича-Слугу на полпути к возможному счастью.

И не в любви дело. Кто ж её разберет? Заковыка в том, как ощущают жанр критик и постановщик. Не всегда они совпадают. Современный режиссер — это переключатель жанров. Прикотенко начинает с фарса, но по ходу действия всё чаще звучит саркастически-мрачное «Шествие на казнь» из «Фантастической симфонии» Гектора Берлиоза. Ситуация становится безысходной. Как известно, музыкального героя программной симфонии преследовала дьявольская мелодия — гротескный образ возлюбленной-ведьмочки. Также ввергают в безумие и Рипафратту. По мере нагнетания драматизма пьеса теряет гольдониевскую лёгкость. «А я и не хотел лёгкости», — возразит Прикотенко. Почему бы тогда не ставить Ибсена? У великого норвежца проблемности навалом. Постановщику нужно во что бы то ни стало выстроить новую конструкцию, но она рушится, словно картонные коробки, загромождающие сцену в «фашистской» сцене. Так и представляешь себе бледного Прикотенко с всклокоченными волосами, угрожающе бормочущего: «Надо во что бы то ни стало провести концепцию». Тяжело!

Последняя сцена — что-то вроде триллера. Маньяк вот-вот ворвётся в комнату и начнет всех насиловать, убивать. Несчастная Венера Флорентийская — Мирандолина в ужасе вызывает по мобильнику Фабрицио: защити, мол. Что ей делать потом с самим Фабрицио, тоже непонятно. Откупаться телом и свободой? Держась за ноутбук, Мирандолина дрожит в растерянности. В полумраке звучат скрипки — кто-то играет на натянутых нервах. Финал тоже натянутый. Гольдони вынужден оставить артистов (он ничего подобного не писал). И даже Раппопорт не знает, что играть. Конечно, многозначительность — вещь хорошая, но ведь её надо еще оживить.

Для этого надобно время, а нашему режиссеру некогда. Через месяц следующая премьера. Снова БДТ. Любимый прикотенковский «Ревизор» — он ставил его на разных площадках несколько раз. В роли Городничего (Городничихи, но не Анны Андреевны) — Ульяна Фомичёва. До «Ревизора» Фомичёва успешно «давила» безвольных мужчин в «Водевилях» А.П.Чехова (Театр им. Ленсовета). Создание антифеминистского триптиха навевает вопрос: «Чем же они, женщины, так обидели бедного Прикотенко?» Эдип-то в начале его режиссерского пути покрепче был.

 

 

Ткач Т. Коварство, власть и страсть на питерских подмостках // Театральный подвал. Вахтенный журнал театра п/р Олега Табакова. 2012. N 33.

Новый сезон в Петербурге знаменовался эффектным парадом премьер. Словно соревнуясь в готовности переосмыслить классику, дразня воображение возможностью сценических открытий, театры указали на премьерных афишах названия всем хорошо известные. Кто ж не знаком с «Трактирщицей» Карло Гольдони и не наслышан об истории «Макбета» Уильяма Шекспира? Да и мещанская трагедия «Коварство и любовь» Фридриха Шиллера стало хитом последних лет для очень многих театральных коллективов. У всех на памяти прославленный спектакль в БДТ Темура Чхеидзе, а на подмостках театра «Приют комедианта» совсем недавно появилась постановка Василия Бархатова. К тому же, сколько режиссеров почти одновременно обратилось к этой знаменитой пьесе в Москве…

И все же… за каждым премьерным представлением в Питере своя интрига.

«Трактирщица» открыла Новую сцену БДТ им. Г.А.Товстоногова – театр на Каменном острове, обретший после многолетней реставрации изысканно-нарядный вид. Напомним, что театр расположен средь парка в престижнейшем районе Северной столицы. Хотя рассчитан он всего на триста мест, в нем все, как подобает: партер, и ярусы, и ложи, и сцена, оснащенная новейшей техникой. Задумывался филиал площадкой для смелых творческих экспериментов. Поэтому ответственную постановку доверили имеющему престижные награды режиссеру Андрею Прикотенко.

Он сделал верный ход: на роль владелицы гостиницы прелестнейшей Мирандолины пригласил з.а. России Ксению Рапопорт – актрису МДТ-Театра Европы, за которой давно уж закрепился имидж кинодивы. Они учились вместе в театральном институте, не раз работали одной командой над созданием спектаклей. Как, впрочем, и другие участники проекта: Тарас Бибич (слуга Кавалера), недавно принятые в труппу Игорь Ботвин (Кавалер Рипафратта) и Александр Кудренко (Фабрицио). Из старожилов БДТ здесь заняты всего лишь двое: заслуженные артисты России Михаил Морозов (Маркиз Форлипополи) и Василий Реутов (Граф Альбафьорита). Многие – едва ль ни большинство – из этого состава знакомы широкой публике по телесериалам и кино. А сценографию, масштабную по замыслу, богатую возможностями быстрой трансформации пространства и сменой мест, времен, событий, придумали обладатели высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит» художники Пётр Окунев и Ольга Шаишмелашвили. В спектакле звучит музыка Г. Берлиоза, П. Чайковского, Н. Роты, Н. Якимова, Е. Логвиновой, О. Арнольдса, а также произведения композиторов эпохи барокко в аранжировках А. Танонова. Звучат стихи Ш. Бодлера и Г. Певз. Слагаемые зрительского (да и коммерческого) успеха налицо – даже при весьма высоких ценах на билеты. Что для сегодняшнего БДТ, чьи спектакли в пору капитального ремонта идут на сцене ДК им. Горького отнюдь немаловажно.

Не только яркий исполнительский состав гарант восторгов публики. Предложена экскурсия по временам и театральным эпохам, чтобы наглядно стала неизменность женских уловок в отношениях с мужчинами. Мирандолина, обольщая, увлекая, коварно мстит за прежде нанесенные обиды.

Правда, кто, когда и как уязвил эту строптивую красавицу, насмешливо играющую давно придуманную роль, не очень-то непонятно. Но вряд ли поиском первопричины был озадачен режиссер. То ли сочувствия прекрасному объекту вечных домогательств, то ль иронизируя над женским самоутверждением в любовном поединке и упоением в игре, а заодно над нравами всего людского рода, он с размахом и фантазией создает картины-эпизоды из минувшего, а завершает экскурс днем сегодняшним.

В прологе на пустом планшете сцены высвечивается скульптура: женщина одной рукой стыдливо прикрывает… свое таинство, вторая же рука отбита, затерявшись где-то во тьме веков. А в финале, надев пальтишко и обувшись в крэги, героиня после буйной драки у ее дверей, показанной по видеотрансляции, застывает точь-в-точь в такой же позе, что и античная красавица.

На протяжении двух действий разыгрываются сцены из «Трактирщицы» К. Гольдони, приправленные в качестве импровизаций актерской отсебятиной. Представленье открывает отрывок из комедии дель-арте, где актеры открыто заявляют об игре. Его сменяет зарисовка в духе психологического реализма начала минувшего столетья. Затем пред зрителями возникает картинка кабаре времен фашизма (может, брехтовский театр?). А вслед за кинокадрами с Марчелло Масторяни и Софи Лорен вновь ведет свой поединок с кавалерами неугомонная Мирандолина-Раппопорт. В алом платье она, болтая на итальянском языке, хлопочет по хозяйству – как это делали во многих фильмах неореализма простые женщины после войны. И дает отпор навязчивым ухаживаниям. Потом она – уже в халате медперсонала – оказывается служащей в психушке, где подопечные, конечно ж, кавалеры. В финале Мирандолина предстает как наша современница.

Развития сюжета в спектакле А. Прикотенко нет. Как нет развития ни в отношениях персонажей, ни в характерах самих героев, включая главную виновницу событий, описанных К. Гольдони. Для режиссера главное эпичность сценического повествования и зрелищность подачи формы. Взятый на вооруженье исходный постулат «все женщины обманщицы» развертывается в спектакле с применением многообразия сценических приёмов.

О катастрофичной повторяемости вековечного сюжета размышляет в своем спектакле Юрий Бутусов. «Макбет. Кино» стал его первой постановкой как главного режиссера в Театре им. Ленсовета, которым он руководит уже второй сезон. Эту премьеру ждали с нетерпением. Ведь пока Бутусов раздавал долги на стороне, в прессе случился скандал (театр обвиняли в творческом простое). И вот, наконец, выходит шекспировская постановка. Где не занят ни один из мэтров (из возрастных лишь з.а.России Александр Новиков). Играют только молодые. И в большинстве своем ученики Бутусова поры его преподавания на курсе В.Пази. Горячий интерес к событию усиливали сообщения о том, что режиссер сам оформляет постановку, ставит свет и подбирает музыку, костюмы – он в полном смысле автор новейшей вариации трагедии Шекспира: неслучайно на афише в названии «Макбет. Кино» есть указание на новизну приема.

Зритель видит историю «Макбета», где наши современники то ли снимаются в кино, подменяя скучную реальность своим больным воображением, то ль заигрались, примерив на себя однажды роли шекспировских героев, способных быть, а не казаться. У Шекспира действующие лица пусть злодейски смогли достичь желаемого результата и воплотить мечту о власти, доказав права на исключительность. События в спектакле сменяются, как в клипе. Прошлое в соседстве с нагловатым, а то и откровенно пошлым настоящим - на сцене шекспировский сюжет встык монтируется с зарисовками из наших дней.

Сшибка – прием подачи смыслов и воздействия на зал. Причем смысл здесь визуален. Очень важен образ, игра воображенья (как зрителей, так и самих участников разыгрываемого представления – правда, иногда не сразу понимаешь, какой же персонаж на сцене, так как у многих исполнителей по несколько ролей)

Мы видим, а порой и ощущаем искушенье Злом. Под оглушительные ритмы рока носятся по залу ведьмы, а то, подобно ангелочкам с рождественской открытки усядутся рядышком в нарядных пышных платьицах…

Сомненья созерцателя-Макбета (Иван Бровин) разрешает красавица-жена (одна из ведьм!). Её увещеванья имеют магическую силу и заставляют действовать (Лаура Пицхелаури). Помимо воли, но… следуя пугающим желаньям, сокрытым в темных тайниках души.

Двойничество – излюбленная тема режиссера. И у Бутусова Макбет, заполучивший после убийства роль короля Дункана, а заодно его обличье (Виталий Куликов), вместе с женою, ставшей королевой, разыгрывает костюмированный церемониал. На лицах их – согласно реплике Шекспира – появилась «кровавая улыбка века». Эту улыбку они увидят, вглядевшись в зеркала, которые в финале станут убирать служители подмостков, числе которых режиссер.

Средь мрачной пустоты на сцене останется безжизненная фигура того, кто некогда казался человеком. Теперь же - манекен с рисованной улыбкой и остекленевшим взором.

Впрочем, спектакль пересказывать занятие неблагодарное. Бутусов при всех длиннотах двух первых актов – спектакль длится более пяти часов - высекает мощнейшие энергии. Как опытный постмодернист он не боится риска, жонглируя ассоциациями, используя все былые впечатленья. И зрители в творимом на подмостках мире угадывают и наше лицедействующее время, и людей, играющих чужие роли. Бутусов предостерегает, какова расплата за наваждение игры: не просто гибель, а умертвление души и убиение живого в себе самом. Вот и кружит, кружит на лошадке детской девочка в белейшей пышной пачке – это Леди Макбет, ее душа, покинувшая тело после танца истерзанного существа, как после пыток высоковольтным током.

Сегодня театр, обращаясь к наследию классики, проигрывает сюжеты, ставшие для нас мифами, предлагая современникам примериться к судьбам титанов. Чтобы на исторических подмостках осознать свое место. К сожаленью, различие масштабов очевидно. Мельчают люди. А коварство все изощреннее. Зло набирает силу.

О силе Зла и многоликости коварства премьера в МДТ-Театре Европы. На афише - «Коварство и любовь» Фридриха Шиллера. Заявлены имена звёзд популярных кинолент и телесериалов: Луиза – Елизаветта Боярская, сын Президента Фердинанд – Данила Козловский, Леди Мильфорд - з.а.России Ксения Рапопорт, секретарь – з.а.России Игорь Черневич. Из числа признанных мастеров народные артисты России Игорь Иванов (Президент) и Татьяна Шестакова (Мать Луизы), з.а.России Александр Завьялов (Отец Луизы). Но необычность спектакля не в блистательном составе. Для МДТ ансамбль замечательных артистов ничуть не внове.

После воплощения на сцене лирически-печального володинского киносценария «Портрет с дождем» Лев Абрамович Додин обратился к мещанской трагедии великого немецкого романтика. Его будто не отпускает, тревожит и волнует загадка целостных натур, чья сила духа – в неколебимой вере в Правду и справедливость. Скрупулезно исследуя первопричину поступков шиллеровских персонажей, режиссер лишает своих сценических героев ореола романтизма. Он сокращает пьесу, делает другой финал.

По Додину даже в возвышенной любви всегда найдется толика коварства. Он обнаруживает на дне сердец проклятье, проводя героев через искушенья.

Как ревнива и подозрительна любовь в своем стремленье обладать всей полной души объекта страсти! И потому для Фердинанда становится возможной «праведная» месть. Он холодно - расчетлив в своих движеньях, когда сыплет яд в бокал Луизы, нарушившей свои святые клятвы. Но сам почти поддался чарам леди Мильфорд, игриво, артистично и даже чуть устало исполнявшей заданье Президента по соблазнению его сына.

Да и Луиза – у Боярской наделенная характером и силой - оказалась способной вполне разумно делать то, что ей прикажут. Спасая своих родителей от кары власти, она напишет под диктовку лживые слова.

Трагедия настигнет и ее родителей-мещан. Услышав посулы о благах за отреченье от счастья дочери, отец охотно начнет примериваться к роли богатея – таков уж идеал любого обывателя.

И все они игрушки в руках Власти, объект забавы и экспериментов над душами людишек. Постепенно пространство заставляются столами, которые для леди Мильфорд служат и помостом для разыгрываемого ею представленья. Под мелодичный перезвон она ступает по столам подобно заводной игрушке, завораживая гибкостью движений: руки извиваваются, как в танце змей, чтобы потом обвиться вокруг шеи жертвы. Актрисе леди Мильфорд смертельно наскучила роль соблазнительницы. Временами ею овладевает подлинное чувство, но вскоре она опять мертвеет, становится, как кукла, которой управляет.

Коварство замешано на страсти повелевать людьми и добиваться цели. Додин обнаруживает сокрытое сродство главнейших свойств натуры человека: коварство, власть и страсть единого истока.

Пространство сцены почти всегда в поле зренья Президента. Главный кукловод, координируя события, сидит поодаль и наблюдает за происходящим. Голос президента в финале вдруг зазвучит из зала: он объявит о женитьбе правителя на леди Мильфорд. Сцена уставлена столами в праздничном убранстве . Бликуют огоньки свечей, отражаясь в множестве бокалов. Средь этого великолепия погибли юные влюбленные. И не понять, что это: свадьба или тризна?

Игра продолжена. Мир лицедействует.

Лев Лодин поставил Шиллера без ставшего привычным романтизма. Он обнаружил парадокс в проявлениях коварства и любви. В отличие от постановок другого поколенья режиссеров его спектакли предполагают исследование законов мира и самопознанье человека. Те, кто идет следом, предпочитают зрелищность в развертывании некой мысли.

 

 

Виноградова П. Гольдони под звук патефона. Новая сцена БДТ готовится к открытию

// Санкт-Петербургские ведомости. 2012. 4 сент.

14 сентября Каменноостровский театр, ставший филиалом БДТ, впервые за много лет примет зрителей. Главную роль в спектакле «Трактирщица» по пьесе Карло Гольдони исполнит Ксения Раппопорт. На одной из последних репетиций в обновленном театре побывали корреспонденты «Санкт-Петербургских ведомостей».

Кратко напомню историю памятника деревянного зодчества XIX века. Он был построен в 1827 году по проекту архитектора Смарагда Шустова и затем неоднократно реконструировался. При советской власти здесь располагались кинотеатр и клуб, после реконструкции в 1960-е годы памятник деревянного зодчества отдали Телевизионному театру. В конце 1990-х после ремонта в театре разместилась школа бального танца.

В 2005 году здание было передано в дар БДТ им. Товстоногова для создания филиала – в связи с 80-летием Кирилла Лаврова, бывшего в то время художественным руководителем театра. Шесть лет длились ремонтно-реставрационные работы, одной из основных целей которых было сохранение исторического облика здания. Сегодня Каменноостровский театр можно назвать одним из самых технически оснащенных театральных залов северной столицы. Сцена может принимать разные конфигурации в зависимости от требований режиссера, акустика такая, что слышен артистический шепот. Главное украшение зрительного зала – занавес, созданный художником Эдуардом Кочергиным. В назначенный вечер этот занавес распахнется и явит восхищенным взорам публики Ксению Раппопорт.

«Трактирщица» станет второй работой режиссера Андрея Прикотенко в БДТ. Два года назад он поставил на главной сцене «Лето одного года» (фантазии на тему пьесы «На Золотом озере» Э. Томпсона) с Алисой Фрейндлих и Олегом Басилашвили. Андрей Прикотенко – один из выпускников знаменитой мастерской Вениамина Фильштинского (1998 год). Среди его однокашников Константин Хабенский, Михаил Пореченков, Михаил Трухин, Вилле Хаапсало... С того актерского курса режиссером стал только Прикотенко.

...Но вот мы и в зале. На новой сцене БДТ им. Г. А. Товстоногова несколько человек, не обращая внимания на разговоры в зале, расстилали скатерть и расставляли посуду на длинном столе. Кто-то предупредил, что супница должна быть одна, зато тарелки нужны под спагетти, под сыр и еще под какие-то закуски. Прекрасная итальянка Мирандолина, хозяйка гостиницы, будет пританцовывать то ли с поварешкой в руках, то ли с кастрюлей.

На стол водрузили патефон, которому предстоит одну за другой играть старинные мелодии; звук потрескивал, шипел, как будто завели старую пластинку, долго пролежавшую на антресолях... Белые занавески из тюля («Должны быть еще длиннее», – решила художница Ольга Шаишмелашвили) должны колыхаться, выдавая секреты и приглашая к столу.

– Этот спектакль об одиночестве в любви. Герои находятся в постоянном любовном томлении, любовь им необходима, они не знают, как без нее прожить, – такие странные существа. Но любовь им нелегко дается, ускользает. Они – как странники-пилигримы, причем оба, – сказал Андрей Прикотенко.

Люди, расставляющие мебель, разговаривали про ангелов, которые должны пролететь так, чтобы ничего не задеть. «Люся, можно маленького ангела поближе к центру подогнать?» – просил в микрофон режиссер спектакля. А потом, опережая банальный, но обязательный вопрос, продолжил наш разговор:

– Только не спрашивайте: почему Гольдони?! А почему Ван Гог подсолнухи рисовал? Выбор художника нельзя объяснить, и, наверное, не нужно...

Андрей Прикотенко, должно быть, многое понял про Гольдони, когда поставил его «Слугу двух господ» в Театре на Литейном. Там Ксения Раппопорт играла Беатриче, из динамиков доносилась «Группа крови» Виктора Цоя, а на стене венецианского дома подростковым почерком были написаны русские имена. То был спектакль о первой любви, о том времени, когда его создателям было восемнадцать лет, и жизнь была полна новых ощущений... Артисты играли спектакль о самих себе.

– Сейчас любой может переодеть всех персонажей в современные костюмы и заявить: «Мы теперь такие! Это спектакль о нашей эпохе!». Мне неинтересно такого рода «плакатное искусство», оно наводит на меня скуку, – рассказал режиссер. – Я бы не хотел видеть свою героиню этакой современной феминисткой, отстаивающей право женщины быть сильной. Ксения Раппопорт сыграет недостижимый идеал женщины: она будет одновременно беззащитная и сильная, красивая и жестокая. Как только женщина становится понятной, она теряет значительную часть обаяния. Женщина должна куда-то завлекать, быть тайной... В общем, я хочу, чтобы Ксения Раппопорт сыграла мечту... А герой «Трактирщицы» кавалер Рипафратта будет слабый. Должен получиться интересный образ – мужественный, брутальный Игорь Ботвин не создан для таких ролей. При всей внушительной фактуре кавалер слишком влюбчив, раним, измучен своей зависимостью от женщин. И надо же было такому случиться, что в самый неподходящий момент на него обрушилась почти трагическая любовь – за несколько минут он так влюбился в какую-то трактирщицу! – объясняет замысел режиссер.

...С момента начала технической репетиции прошло около трех часов. Люди на сцене продолжали искать подходящее место для сервированного стола. Обсуждали качели («Как же она будет на качелях качаться, если у нас все планы заняты?! Ее же не видно за драпировками!»), прозрачные занавески и прочие детали, придающие спектаклю то особое очарование сладкой влюбленности и уюта, на фоне которого разворачивалась авантюра.

Напоследок хотелось спросить о творческих планах, и я напомнила режиссеру про его сложные отношения с «Ревизором» (четыре раза судьба сталкивала Андрея Прикотенко с персонажами гоголевской пьесы, и ни одна встреча не заканчивалась спектаклем в профессиональном театре). Оказалось, гоголевский шедевр уже присутствует в его творческой жизни.

– Не могу сказать, что это моя любимая пьеса, просто так получается, что жизнь меня постоянно заставляет ее перечитывать: во время учебы я поставил трех «Ревизоров», репетировал пьесу в Вильнюсе, но до большой сцены дело раньше не доходило. И наконец у меня появилась возможность исправить это недоразумение – премьера в Каменноостровском театре назначена на 9 октября. Сценическую редакцию сделал Михаил Дурненков – на мой взгляд, оригинальная версия длинновата. На сцене будет хор, симфонический оркестр, оперные фрагменты, анимация. Городничую, которая появится в спектакле вместо Городничего, сыграет Ульяна Фомичева, Хлестакова – Александр Кудренко. Я знаю: от режиссера, ставящего эту пьесу, сегодня все ждут политических намеков, но мне это неинтересно. Меня в театре интересует другое – артисты и определенная эстетика...

До театра на Каменном острове на общественном транспорте быстрее всего добираться через ЦПКиО от станции метро «Крестовский остров». От нее до входа неспешным шагом я дошла минут за 15. В те дни, когда вход в парк платный, зрителей будут пускать по театральным билетам.

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий