Олег Басилашвили: «70 лет мотали не туда…» // АИФ. 2009. 23 сент.

Известный актёр рассуждает, куда теперь повернётся клубок нашей истории

— Нежелание брать ответственность на себя — гигантский наш порок. Мы по-прежнему продолжаем надеяться на доброго дядю, — говорит Олег Басилашвили. Как истинный Актёр — именно так, с большой буквы — свой 75-летний юбилей он отметит на сцене. Но не в родном питерском Большом драматическом театре им. Товстоногова, в котором служит не один десяток лет, а на гастролях БДТ в Москве. В городе, в котором родился и в который теперь приезжает как гость. Вот такая ирония судьбы. Хотя сам Басилашвили считает, что 75 лет — не повод для пышных торжеств. 

Олег Басилашвили: — Никакой это не юбилей, а обычный день рождения! Юбилей — это 70 лет, 80, 120… А 75 — просто дата, говорящая лишь о том, что семь с половиной десятков лет человек прожил — не помер. И это уже хорошо!

«АиФ»: — В прошлом ноябре, когда проблемы в экономике только начинались, вы высказывали опасения, что больнее всего кризис ударит по простому народу и людям станет не до искусства. Но на спектакли БДТ по-прежнему не достать билетов.

О. Б.: — Значит, мой прогноз, к счастью, не оправдался. Кризис-то, к сожалению, всё углубляется. И как раз поэтому народ требует замены хлеба насущного чем-то другим. Этим «другим» стало искусство. И в первую очередь театр.

«АиФ»: — Насколько вообще хлеб духовный может заменить пищу насущную?

О. Б.: — Не до конца, конечно, но может. Вспомните тех блокадников, сильных духом, которые не воровали, не ели людей, которых больше волновало не собственное выживание, а судьбы своих детей, близких. Они находили в себе силы в этом аду рисовать картины, мечтать о будущем. И благодаря этому смогли выжить.

Без споров не выжить 

«АиФ»: — Вы в Москву теперь приезжаете как гость в чужой город или всё-таки с чувством, что вернулись домой? 

О. Б.: — Уже и не знаю… Когда были живы мои родители, я приезжал сюда домой. Их давно нет на свете. Ту комнату в коммуналке, в которой я родился и после смерти родителей выкупил, у меня обманом отобрали. Вместо неё я получил крохотную квартирку-студию для дочери. Так что родного дома у меня в Москве не осталось — есть лишь знакомые, друзья. Да, Москва — моя родина, но в Питере я провёл большую часть жизни и обязан этому городу очень многим. А город обязан мне. Потому что я первым с трибуны Съезда народных депутатов РФ потребовал, опираясь на результаты референдума, возвращения городу его истинного названия — Санкт-Петербург.

«АиФ»: — Будни артиста — сплошные разъезды. Жизнь, которую вы наблюдаете из окна поезда или машины, — она вам нравится? Или огорчает? Раздражает?

О. Б.: — Я испытываю если не разочарование, то чувство, близкое к этому. Ощущение, что Россия очень медленно, но всё же скатывается на рельсы недемократические. Несмотря на правильные заявления президента, положительных сдвигов я не вижу. А произойти они могут только тогда, когда в парламенте и в других общественных организациях начнут бороться мнения. Не помню точно, кто сказал, что Дума не место для дискуссий. Это порочное заявление! Потому что в Думу депутаты избираются с одной лишь целью — дискутировать. В этих спорах, может быть, и родится истина. Но все предложения, исходящие сверху, утверждаются парламентом безоговорочно. На мой взгляд, в этом кроется громадная опасность — опасность того, что мнение одного человека или группы лиц, его окружающих, будет считаться за единственно правильное. Но оно может и не быть правильным — ведь людям свойственно ошибаться! И это может привести нас к страшной трагедии.

Смелость принять решение

«АиФ»: — 20 лет назад мы изо всех сил пытались уйти от нашего советского прошлого, сегодня всё чаще с ностальгией вспоминаем, как хорошо тогда жилось. Довспоминались до того, что Сталина назвали эффективным менеджером.

О. Б.: — Пусть человек, который называет Сталина успешным менеджером, не надеется на то, что, если вдруг вернутся те времена, то в лагеря возьмут не его самого, а соседа или врага. Нет, беда эта может коснуться любого, в том числе и его семьи. Ибо в тюрьмы, в психушки при Сталине попадали люди невинные. Этот «успешный менеджер» использовал рабский труд. Электростанции, заводы, железные дороги — всё было построено рабами. Рабами! А любое рабское государство погибает. Поэтому Сталин — не успешный менеджер, это просто людоед! И потом, если бы это был человек, действительно думающий о будущем своей страны, то, наверное, он создал бы несколько иную государственную систему, а не ту, которая развалилась через пять минут после его смерти. 

«АиФ»: — Тогда почему у русских, хлебнувших горя и от тоталитаризма, и от революций, такая короткая память?

О. Б.: — Та система, в которой мы сейчас живём, в какой-то степени всё-таки является капиталистической системой. И здесь каждый должен отвечать сам за себя. Не повиноваться, а решать. А вот этого российский народ не любит! Он любит барина, который придёт и скажет: «Копай здесь!» или «Сей вот это!» Нежелание брать ответственность на себя — гигантский наш порок. Мы по-прежнему продолжаем надеяться на доброго дядю. Это вбито нам в мозжечок тысячелетним рабством. Вы посмотрите, как заканчиваются все наши революции. Мы делаем рывок вперёд, а потом говорим: «Ну теперь давай сам!» Допустим, победил Ельцин на выборах. Весь народ его поддержал, все эти референдумы «да, да, нет, да», ГКЧП свалили. И дальше — ну, Борис Николаевич, валяй, строй новое общество! И все ушли в сторонку. А что может сделать один Борис Николаевич? Да ещё в окружении гигантской армии людей, противостоящих ему? А мы… Мы даже на выборы потом не ходили! И этой леностью нашей воспользовались другие силы. Те, кто хотел захватить власть и капиталы, урвать кусок побольше. Вот эти люди ходили на выборы! Так что в нынешнем нашем дурном положении виноваты прежде всего мы сами.

«АиФ»: — Моисей свой народ по пустыне 40 лет водил, чтобы убить память о рабстве. А мы сколько лет блуждать должны?

О. Б.: — Один умный человек по фамилии Ульянов-Ленин — ему, согласитесь, нельзя отказать в уме — сказал, что история — клубок ниток. Теперь представьте: этот клубок вы 70 с лишним лет разматывали в одну сторону, после чего выяснилось: мотали не туда. Поэтому эти 70 лет надо смотать обратно и начать мотать в другую сторону. Этот путь нам и предстоит пройти. 

«АиФ»: — Скажите, а вы всегда таким бойцом были? С детства? 

О. Б.: — Я никогда не был бойцом. Я просто рос и воспитывался в Большом драматическом театре Георгием Товстоноговым. Он и сам никогда не был бойцом, никогда не декларировал свои политические пристрастия. Но он своими спектаклями пытался объяснить, что есть хорошо и что есть плохо. Привить зрителю чувства сострадания, любви к Родине. И мы все в той или иной степени были заражены его поведением, заряжены на эту борьбу за справедливость. Видимо, это желание справедливости и привело меня и многих таких же, как я, на трибуны съездов.

«АиФ»: — Сегодня БДТ им. Товстоногова возглавляет Темур Чхеидзе — грузин по национальности, в ваших жилах тоже течёт грузинская кровь. И есть ещё миллионы тех, в ком смешалась кровь русских, украинцев, белорусов. Но почему же так получилось, что ближайшие наши соседи стали для нас первейшими врагами?

О. Б.: — Возможно, потому, что в каждом из нас, в том числе и в руководителях России, которые выбраны нами же, живут остатки великодержавного шовинизма. Мы забываем о том, что Грузия, Украина, другие республики не являются нашими младшими братьями. Это самостоятельные государства! И разговор с ними должен идти на равных. Если бы мы пытались построить действительно подлинную демократию, то протянули бы руку помощи тем республикам, у которых что-то не выходит. Чтобы быть в союзе, вместе. Вместо этого православные страны начинают между собой драться! По каким-то мелочным поводам кусать друг друга. Хотя кусаем-то мы сами себя во имя каких-то глупых амбиций. И мне это очень неприятно!

 

Досье

 

Олег Басилашвили родился в 1934 г. в Москве. В 1956 г. закончил Школу-студию МХАТ, зачислен в труппу Ленинградского театра им. Ленинского комсомола. В 1959 г. приглашён в БДТ (ныне — им. Товстоногова), где служит и по сей день. В 1990-1993 гг. — народный депутат РФ. Снимался у Э. Рязанова («Вокзал для двоих», «Служебный роман» и пр.), Г. Данелия («Осенний марафон»). Народный артист СССР. Женат вторым браком. Дочь Ксения связана с журналистикой.

 

Шигарева Ю.

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий