Бес компромисса. Олег Басилашвили: Я трижды отказался стать министром культуры

Российская газета. 2009. 24 сент.

Для народного артиста России Олега Басилашвили нынешний год стал годом юбилеев.

В 2009-м исполнилось 90 лет Санкт-Петербургскому Большому драматическому театру, в котором работает Олег Валерианович, в августе он отметил 50-летие своего пребывания на сцене и, наконец, 29 сентября актеру исполняется 75 лет. Этот юбилей он встречает на гастролях БДТ в Москве.

Главное - тема

 

Российская газета: Олег Валерианович, билеты на все спектакли БДТ в столице были раскуплены много недель назад. Как вы думаете, отчего ажиотаж? Неужели в Москве сегодня нет театрального зрелища такого уровня?

Олег Басилашвили: Ну что вы! Здесь есть прекрасные театры, замечательные актеры, дело совсем не в этом. Просто публика несколько соскучилась по серьезному к ней отношению. И она идет в БДТ, зная, что гарантированно встретит такое отношение на наших спектаклях.

РГ: И увидит, наконец, своих любимых актеров. Вот вас и на телеэкране сегодня практически не увидишь. В последние годы вы запомнились зрителям лишь в двух новых ролях - Воланда в "Мастере и Маргарите" и слепого экстрасенса в "Ликвидации". И тот и другой - образы мистические, таинственные…

Басилашвили: Но при этом, согласитесь, совершенно разные! Их объединяет главное - знание природы человеческого духа. И, увы, это оказывается довольно грустным знанием. Они оба понимают, что есть человек и что ничего хорошего от него ждать не приходится.

РГ: И тот фильм, и другой - сериалы, которым вы отдаете в последние годы предпочтение. Неужели с этим жанром сегодня происходят какие-то перемены в лучшую сторону?

Басилашвили: И в лучшую и в худшую. Все чаще случается такое, когда актеру предлагают ознакомиться с содержанием первых двух серий, а остальные сто придумывают по ходу дела. Это уже, скажу вам, полная деградация. С другой стороны, некоторые сериалы начинают приобретать характер подлинного кинематографа, заставляя зрителя чувствовать, задумываться, а не только наблюдать за тем, как льется кровь или как Миша любит Машу. Когда я вижу в сериале тему, тогда я соглашаюсь - с надеждой на то, торопливость сериала - торопливость в постановке, в съемке - не скажется фатальным образом на результате. Но чаще всего она сказывается.

 

Между Сциллой и Харибдой

 

РГ: В названных мной картинах торопливости совсем не замечаешь.

Басилашвили: Что касается работы Урсуляка, это, на мой взгляд, блистательное произведение с замечательно играющими актерами и прекрасной режиссурой. Много очень хороших актерских работ и режиссерских решений и в фильме Бортко "Мастер и Маргарита", но если бы этой картине дали больше времени на съемку и побольше денег, то все получилось бы еще лучше. А так съемочной группе приходилось работать по 12 с лишним часов в день, чтобы уложиться в график.

РГ: А вас не раздражает то, что в искусстве все стало меряться деньгами?

Басилашвили: А знаете, сколько мы получали раньше за свои роли в кино? Гроши! Когда я сказал Ирен Жакоб, с которой мы снимались в картине "Предсказание" у Рязанова, сколько я получил за роль, у нее волосы дыбом встали! Но такова была политика государства. Сегодня о такой политике надо забыть, режиссер и продюсер обязаны думать о том, за сколько согласится играть в их фильме серьезный артист, его требования должны находиться во главе угла! Но то, что сейчас в нашем кино деньги, финансовый успех стали мерилом всего - это, конечно, ужасно. Я убежден, что эта болезнь должна со временем пройти и наше кино пойдет по совсем иным дорогам. Конечно, художника на пути его развития поджидают Сцилла государственного финансирования и Харибда свободного рынка, но надо пытаться пройти между этими двумя чудищами так, чтобы остаться живым творчески. И знаете, многие молодые люди подчас находят этот путь! Я являюсь членом жюри "Золотого орла" и "Ники" и - и среди отсматриваемых мною фильмов встречаются настоящие шедевры. И среди нынешних молодых артистов есть равные по уровню замечательным артистам прошлого, а некоторые и превосходят их.

РГ: Есть равные Лебедеву и Копеляну, вашим великим партнерам по БДТ?

Басилашвили: Конечно. Только это не лебедевы и копеляны, а люди со своими именами.

 

С открытым забралом

 

РГ: Кроме искусства вам довелось поработать и в другой важнейшей сфере - в политике…

Басилашвили: Да, но я никогда не был политиком! Я пошел в 90-е годы в депутаты лишь потому, что, как тогда многие известные люди, понял, что могу как-то помочь стране - своим авторитетом, своим голосом, всем, чем богат. Сделано было очень много, и то хорошее, что мы имеем сейчас, - полные прилавки магазинов, свобода собраний, передвижения, право частной собственности, - существует во многом благодаря работе, что мы провели в 90-е. Когда наша задача была выполнена, я счел своим долгом отойти в сторону, потому что, как мне тогда казалось, дальнейшим строительством новой системы должны заниматься люди более сведущие - экономисты, юристы, политики. Вполне возможно, что я ошибся. Борис Николаевич Ельцин трижды предлагал мне стать министром культуры, и я трижды от этого отказывался. А мог бы попасть в номенклатуру и сейчас занимать какой-нибудь пост.

РГ: Почему же отказались?

Басилашвили: А мне это было совершенно не нужно. Сейчас в это трудно поверить, но мы шли в политику с открытым забралом, только чтобы, повторяю, помочь людям, стране, в которой они живут. Такое отношение к жизни в актерах БДТ воспитывал Георгий Александрович Товстоногов. Он добивался от нас на сцене правды человеческих отношений, а ее невозможно нащупать, если у тебя нет четкой человеческой и гражданской позиции. Он считал, что гражданская позиция - это необходимое условие для работы актера, ведь если ты пуст, если тебе безразлично все, что происходит со страной и с тобой в частности, - тогда и твой герой пуст. Искусство Товстоногова учило всех нас нравственности.

РГ: Которой с годами становится вокруг все меньше и меньше…

Басилашвили: Увы. Возьмите хотя бы трагедию на Саяно-Шушенской ГЭС. Ее могло бы и не случиться, если бы руководители станции тратили выделяемые деньги на то, чтобы всю доверенную им технику вовремя проверять и ремонтировать. А получилось, что в стремлении выжать из этой турбины значительно больше, чем она может дать, и, видимо, получить большую прибыль, были превышены какие-то параметры, и в итоге погибли десятки людей.

А газпромовский небоскреб "Охта-центр" в Санкт-Петербурге! Буквально на днях строители добились от властей того, чтобы эта башня в створе Невы, рядом со Смольным монастырем, была высотой не 396 метров, как планировалось раньше, а уже 400 с лишним! Протестуйте, ходите на демонстрации, доказывайте, что не надо уродовать этот город, которым любуются туристы со всего мира, - а мы вам 400 с лишним! Это что - нравственно?

РГ: Вы, как всегда, бескомпромиссны.

Басилашвили: Помните эпизод в "Осеннем марафоне", когда Бузыкин прячется от неприятного ему человека, но все-таки сталкивается с ним нос к носу и этот Шершавников протягивает ему руку? У Володина в сценарии написано "рукопожатие было крепким". Не подать руки - это ведь очень сложно! Это означает оскорбить человека, быть до конца уверенным в том, что тот подлец. А вдруг это не так? Интеллигентный человек редко видит в окружающих что-то определенное, ему всегда все кажется более сложным, чем казалось раньше. Принять четкое решение бывает очень трудно, и поэтому когда нам говорят "иди туда, куда все" - мы туда и идем, потому что, вроде бы, так полагается. Это все конформизм, и мы никогда из него не вылезем, если не будем вырабатывать в себе твердую и бескомпромиссную позицию, называть вещи своими именами.

РГ: А в вашей жизни были моменты, которые вам бы хотелось пережить заново, по-другому?

Басилашвили: Такое бывало в жизни у каждого, в том числе и у меня. Но если бы Господом Богом мне была бы предоставлена возможность что-либо изменить в жизни - я бы подумал … и попытался бы это сделать. Только не знаю, привело бы это к положительному результату, ведь все, что мы делаем, - предопределено свыше. Значит, так было надо, так распорядилась судьба.

 

Главное событие - внучка

 

РГ: Как сложился для вас юбилейный год? Что в вашей жизни изменилось?

Басилашвили: В моей жизни изменилось очень многое - у меня родилась внучка, и это сейчас для меня главное событие. А что касается последних ролей, то я очень благодарен судьбе, которая послала мне таких интересных режиссеров, как Темур Чхеидзе, нынешний художественный руководитель БДТ, в постановке которого "Дядюшкин сон" по Достоевскому я сыграл очень трудную, ответственную, но и очень интересную роль. В кино я сейчас снялся в фильме "Марево" у Константина Худякова, это фильм о юном Гоголе, который встречается с некоторыми своими героями, в том числе со старосветскими помещиками, которых мы с Алисой Фрейндлих и играем. Было еще несколько ролей и в кино, и в сериалах, и в театре, так что на незагруженность я не жалуюсь.

РГ: И что помогает вам справляться с нагрузками ?

Басилашвили: Конечно, прежде всего семья - жена, дочери мои любимые, эта маленькая внучка, которой желаю ей и счастья и любви, это дом, который окружает тебя заботой. Безо всего этого не прожить. Как и без театра, сцены, на которую смотрят тысячи глаз, давая тебе энергию, сильнее которой нет. Я не могу сказать, что для меня сегодня главнее. Наверное, все вместе!

 

Десять самых известных киноролей Олега Басилашвили

 

1. "Раба любви" 

2. "Служебный роман" 

3. "Осенний марафон" 

4. "О бедном гусаре замолвите слово" 

5. "Вокзал для двоих" 

6. "Противостояние" 

7. "Яды, или Всемирная история отравлений" 

8. "Идиот" - сериал 

9. "Мастер и Маргарита" - сериал 

10. "Ликвидация" - сериал

 

Десять самых известных театральных ролей Олега Басилашвили

 

1. "Три сестры" 

2. "Ревизор" 

3. "История Лошади" 

4. "Пиквикский клуб" 

5. "На всякого мудреца довольно простоты" 

6. "Ревизор" 

7. "Энергичные люди" 

8. "Дядя Ваня" 

9. "Квартет" 

10. "Дядюшкин сон"

 

Андрей ВАСЯНИН

 

 

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий