Белинский А. Актер. А теперь еще и писатель // Невское время. 2012. 18 апр.

Вышла автобиографическая книга Олега Басилашвили «Неужели это я? Господи!..».

 

Нет, не балует нас Петербург значительными театральными премьерами. Особенно Большой драматический театр имени Г.А. Товстоногова. Ведь много лет подряд на Фонтанку съезжались из Москвы все театральные гурманы на каждый новый спектакль гениального режиссера и его неповторимой труппы. Впрочем, сейчас знаменитый театр стоит окруженный глухим забором. Идет капитальный ремонт, и, сколько он еще продлится, никто не ведает. А чтобы посмотреть последних из могикан некогда лучшей труппы страны, надо ехать на метро аж до Нарвских ворот, да и там, во Дворце культуры им. М. Горького, БДТ играет далеко не каждый день.

 Но вот один из этих могикан выпустил монопремьеру под названием «Неужели это я? Господи!..» и приобрести эту «премьеру» можно в Доме книги и магазинах книжной сети «Буквоед», если она, эта премьера, еще продается. «Премьера» – это книга народного артиста СССР Олега Басилашвили, и я смело могу приравнять ее к лучшим спектаклям великого театра.

Мемуары теперь пишут многие актеры. Кто диктует их усердным прихлебателям, а кто и редактирует то, что сочинили за него театроведы. Олег Басилашвили не пользовался ни компьютером, ни ноутбуком. У него их, по-моему, просто нет. Он писал свои воспоминания шариковой ручкой. Когда-то Лев Толстой гусиным пером написал трилогию «Детство», «Отрочество», «Юность», а Алексей Толстой печатал на машинке «Детство Никиты»… Я не случайно ссылаюсь на великие имена, потому что книга Басилашвили – предмет высокой русской мемуарной литературы. Никаких театральных сплетен, курьезных историй, смешных анекдотов. Не случайно мать автора Ирина Сергеевна была серьезнейшим филологом-лингвистом. Портреты родителей и бабушки написаны Олегом Валериановичем в лучших традициях отечественной литературной живописи. А уж пейзажи родных мест – от Грузии до средней полосы России во главе с подмосковным Хотьково – изображены настоящей акварельной русской прозой в лучших традициях, идущих от Тургенева и Бунина. Олег Басилашвили – один из самых образованных артистов нашего Отечества. Не случайно он для своих концертных программ с таким вкусом отбирает произведения великих русских поэтов от Пушкина до Маяковского, а уж как он их читает!.. Маяковский, кстати, теперь по непонятным причинам не звучит ни по радио, ни на телевидении, и только Басилашвили верен ему и своему чтецкому репертуару, так оказавшемуся необходимым сегодня, в годы засилья пошлости.

 Книгу «Неужели это я? Господи!..» написал актер. И актер замечательный. Воспоминания Олега Басилашвили отличаются от многих воспоминаний его коллег абсолютным отсутствием тщеславия. Автор не приводит отрывков из многочисленных рецензий на свои поистине выдающиеся роли в театре и кино, такие как чеховский дядя Ваня и Джингл («Пиквикский клуб») в театре, или Бузыкин в «Осеннем марафоне», или Воланд в «Мастере и Маргарите» в кинематографе. Басилашвили пишет о своих партнерах и режиссерах. И здесь тончайшие эскизы портретов и учителей Бориса Ильича Вершилова и Павла Владимировича Массальского, актеров Сергея Юрского и Павла Луспекаева. И над всеми возвышающаяся фигура Георгия Александровича Товстоногова (литературный шедевр). Утверждаю с полной ответственностью за свои слова, что о неповторимом мастере так еще никто не писал.

 Зная хорошо, не понаслышке замечательного режиссера, я как бы вижу и слышу интонации голоса, каждый его жест. Вот он ставит Татьяне Дорониной сцену известия о смерти Сергея в «Иркутской истории». А вот он работает с Басилашвили монолог Андрея Прозорова в «Трех сестрах». Репетирует Товстоногов на сцене, а за ним бегает помощник режиссера с пепельницей в руках – на сцене нельзя курить, а не курить мастер в минуты вдохновения не может… Сколько юмора, сколько восхищения в описании! Олег Басилашвили владеет настоящей «пластикой» русской литературы без многочисленных эпитетов и сложных метафор, которыми щеголяют его коллеги по профессии, пишущие мемуары.

 Олег Басилашвили не сыграл и не сыграет уже Пьера Безухова и Федю Протасова. Жаль! Он такой «толстовский» актер. Но Звездинцева и Круглосветлова в «Плодах просвещения» он сыграть может и должен. Я уже не говорю, как ждут его роли Фамусова в «Горе от ума» и шекспировского Фальстафа. Артист (и, повторюсь, какой актер!), а теперь еще и писатель. Именно писатель, а не автор. Замечательная книга Олега Валериановича, конечно же, будет иметь продолжение. Должна иметь продолжение. В чем я нисколько не сомневаюсь.

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий