Пресса о спектакле «Метод Гронхольма» по пьесе Ж. Гальсерана

Так что поставлено на кон, или "Человек Играющий — Homo Ludens" // Театральный подвал. Вахтенный журнал театра п/р Олега Табакова. 2012. N 33.

Нынче играют все. И всюду. Такова примета наших дней. А на театре играть давным-давно заведено – сам Бог велел. И все-таки удивительно, почему едва ль ни одновременно главные режиссеры трёх питерских выпустили три самые игровые премьеры сезона, где игра не только фабула, но и предмет, и способ предпринятого театрального исследования – так сказать, поведали игрою об игре. Причем когда?! Под занавес двенадцатого года (отметим, что 1+2=3), в канун тринадцатого года двадцать первого тысячелетия (13+21=34=7). Что ни цифирь, то некий знак: есть тройка, семерка, чертова дюжина и даже очко…

Что ж, рискнем открыть все карты, и пояснить, в чем кроется разгадка.

Темур Чхеидзе, художественный руководитель БДТ, для своего дебюта в им неосвоенном пока пространстве недавно открывшегося Каменноостровского театра выбрал для постановки современный материал: пьесу Жорди Гальсерана «Метод Гронхольма», где, словно в детективе, определяется… нет, не убийца, а человек, способный через многое переступить. Лишь такой кандидат, готовый пойти на подлость во имя дела, должен, по мнению работодателей, возглавлять крупнейшую престижную кампанию – иначе в наши времена никак нельзя. Для этой цели, как оказалось, и была затеяна столь непростая комбинация: явить сокрытую от посторонних глаз натуру пришедшего на кастинг невозиутимо-прагматичного Фернандо (з.а. России Михаил Морозов). Остальные ж претенденты за таковых себя лишь выдавали (Энрике – з.а. России Андрей Шарков). На самом деле, все они – участники эксперимента по опробации нового Метода психолога Гронхольма. Через провокации и розыгрыши они доводят испытуемого до самообнажения души, впрочем, и сами без малейшего стыда оказываются в неприглядном виде. По ходу разбирательств дочь по имени Мерседес (Александра Куликова), решается не ехать к смертельно больной матери, а ее однокашник Карлос (Евгений Славский), с которым у них был по юности роман, рассказывает вдруг о том, что стал трансвеститом и сдал необходимые бумаги для проведения операции по перемене пола.

Прямо-таки, как у Достоевского! Помните, в гостиной Настасьи Филипповны предлагалось сыграть в пети-жё, где «задача самая простая, самый дурной поступок из всей своей жизни рассказать». Но героями нашего времени теперь стали отнюдь не любящие сердцем мир «идиоты» – «Метод Гронхольма» представляет людей умелых, знающих, как организовать и провести психологически точно выверенную партию, чтоб наверняка определить победителя. Таковым должен стать блистающий талантом к подлости Homo faber — человек умелый. В житейском смысле попросту нелюдь. И потому здесь ни к чему сантименты.

Эксперимент проводится в безжизненном пространстве. В мертвенно жестком не дающем теней освещении офисное помещение (художник по свету заслуженный работник культуры Грузии В.Власов) – с выходами на балкон, откуда видна изумрудная зелень, с двумя дверьми – вроде бы ничем не примечательно. Что оно округлое, не сразу замечаешь, (сценограф – народный художник народный художник Грузии, лауреат Государственной премии Георгий Алекси-Месхишвили). Персонажи, рассевшиеся в креслах вокруг стола, будто на арене. И режиссер, выстраивая их фигурки по ходу разворачивающихся событий то так, то эдак, то вдоль, то поперек, а то наискосок по отношенью к зрительному залу, умело сталкивает точки зренья, проверяя, вообще-то есть ли место Правде – или все ложь? Мистификация? Обман? Ответа не находит. А вместе с ним и зрители, лишенные сочувствия к кому-либо из игроков, в плену недоумения. Так что же было? Почему оставшемуся взаперти Фернандо вахтер ответил, что в здании нет этажа, где он находится и что никто из здания не выходил. А это значит, что герой приговорен быть в заточении одиночной камере своей души? И мы, зрители являлись соучастниками случившегося представления (или изощренной пытки?).

Темур Чхеидзе, подобно опытному кукловоду, вновь и вновь проигрывает ситуации без однозначного ответа. В любом движении души готов увидеть он подвох, самообман, лукавство. Проблема выбора для каждого героя во всех его спектаклях мучительна: и для дона Карлоса, Елизаветы, и для царя Бориса – смело можно называть любого, не ошибешься. Каждое явленье у Чхеидзе готово обернуться противоположностью: власть оказаться рабством, страсть – расчетом, любовь – иллюзией, уверенность – бессильем… Правда то и дело ускользает…

«Метод Гронхольма» – третья (!) постановка Т.Чхеидзе по современной драматургии после «Копенгагена» Майкла Фрейна и «Королевы красоты» М. Макдонаха. Пьесы при всём различии сюжетов и форме их подачи в сценическом прочтении Чхеидзе кажутся глубинно сродни друг другу – все та же интеллектуальная игра, система перевертышей и погоня за уходящей истиной.

И везде – стремленье докопаться до истоков и горькая усмешка от безнадёжности предпринятой попытки.

Перед премьерой Темур Чхеидзе говорил: «Я давно не встречал современную пьесу, над которой так интересно работать. Мы замечательно репетируем, ищем истоки настроений, мыслей и поступков. Насколько верны наши догадки – покажет время». Сегодня можно говорить о том, что новый спектакль для Чхеидзе в числе программных. Режиссер в «Методе Гронхольма» продолжает размышлять о жажде власти, о необъяснимой тяге к превосходству над другими, об умении быть честным самим с собою… В последнем он сам бесстрашен. На кону – Совесть.

 

В премьерных постановках Петербурга все игроки – аутсайдеры, лузеры - попросту говоря, неудачники. Но у каждого своя особинка. Если в «Методе Гронхольма» герой Чхеидзе, страдающий от избытка деловитости Homo faber, для которого, согласно характеристике Й. Хёйзинга «игра устанавливает порядок и порядком является. Игра требует абсолютного и полного порядка», то в премьерном спектакле Игоря Ларина Германн - жертва своих сложных умозаключений, воспламененного воображением ума. Он Hоmo sapiens (лат.) — человек разумный. А Германн у Ларина разумен чрезмерно –«восходит» до степени безумства.

Нет, неслучайно именно его, фантома Петербурга, Игорь Ларин, став главным режиссером театра На Литейном, вывел на подмостки в спектакле «Пиковая дама», заявив о новой творческой программе, предложенной вниманью публики. Уже не раз он ставил произведения Пушкина, обращаясь к одним и тем же названиям в разных городах России. И «Пиковая дама» - в их числе.

Так что же так привлекает режиссера к тайне Дамы Пик? Возможность поиграть сюжетом, дарующим возможность показать, как связаны друг с другом герои русской литературы, а так же с Гофманом? Германн, которого играет Александр Безруков, пластичен и красив той ныне странной красотой, которой обладают киногерои старых лент – огромные глаза, благородный профиль.. Но… кажется чуть пародийным. В нем временами ощутимо нечто кукольное, как в сказочном Щелкунчике, а всполохи воображения явно вызывает иронию у автора спектакля. А временами этот Германн похож на персонажей Достоевского: он уязвлен, злоблив и мстителен, как человек подполья.

Картина превращений, отражений, мистификации двойничества и даже тройничества впечатляет. Пред нами карнавал. Меняя маски, персонажи отражаются друг в друге, как в зеркалах, глядящих в вечность. Здесь три графини (Вера Миловская, Любовь Ельцова, Полина Борискина), и трио Лиз (Мария Иванова, Светлана Шаврова, Варвара Щербакова). Есть и виденье карты Дамы Пик (Любовь Завадская )- то в образе Прекрасной дамы, а то - мистической насмешницы… Метафоры стремительно сменяют одна другую. Как на карнавале! Или в балагане! Куклы и не думают скрывать природу своего происхожденья. Они играют придуманные кем-то роли. А этот кто-то - Германн, который сам стал порождением фантазий, навеянных Санкт-Петербургом. Взобравшись на покрытый сукном игорный стол, он вдруг окажется среди зеленых волн, бушующих во время наводненья (сценография И.Ларина). А потом его запеленают, как буйного безумца, в игровое полотно. Кругом обман, подмены, оборотничество, привкус чертовщики…

Заявленное на афише жанровой определенье точно выражает стиль постановки: миситческий анекдот. Забавною Любопытно. Порой спешно. Не более того. Первопричина случившегося осталась тайной. Неразгаданной. Показана игра, у которой по Хейзенгеру есть разные характеристики: «Игра — это не «обычная» или «реальная» жизнь». А так же: «Ее течение и смысл заключены в ней самой». Вот и для Ларина самоценность игры на театре вне сомнений.

Совсем иные смыслы игры вскрывает в своей новой постановке Валерий Фокин. Само название премьерного спектакля волнует тайной парадокса. Разве возможна «Литургия ZERO», Богослуженье по НУЛЮ? Но слово «литургия» имеет и буквальный перевод: «общее дело». Что важно для спектакля Александринского театра. И оба этих значения имеют прямое отношение к постановке В. Фокина, которого проблема веры и безверия волнует, заставляя к ней обращаться вновь и вновь. «Татьяна Репина», «Ксения». «Ваш Гоголь» - спектакли, где эта тема звучит отчетливо и внятно. И вот Валерий Фокин взялся за постановку «Игрока» и преподнес сюрприз. Это его седьмое (!) обращенье к произведению Ф.М.Достоевского на драматических подмостках. Еще в училище он попытался воплотить на сцене рассказ «Чужая жена и муж под кроватью», а в «Современнике» поставил спектакль «И пойду, и пойду!..» по мотивам повестей "Записки из подполья" и "Сон смешного человека", в Польше опробировал «Бобок» и вновь к нему вернулся в спектакле «Анекдоты», поставленном в Театре п/р О.Табакова, в Александрике был «Двойник», в «Сатириконе» - вечер с Достоевским» по «Запискам из подмолья».

И вот теперь поставил, как бабушка в романе, на «ZERO» и выиграл.

Рискнут спросить: ну почему же Достоевский обнулен? Вопрос не праздный. Он по существу. Валерий Фокин все довел до сути. Показал первопричину бед наших современников: неверие. БЕЗверие, игра – как способ мысли, жизни и праздного времяпрепровожденья. Все это, в конечном счете, обнуляет наши устремленья, даруя видимость свободы.

Образы объемны, многомерны - режиссер тасует их, словно гигантскую колоду карт, точно зная наперед, какая тайна сокрыта в том или ином соседстве. А зритель удивлен и восхищен: к примеру, фонтан лечебных вод вдруг оказался огромнейшей рулеткой казино! (Сценография и костюмы заслуженного художника России, лауреата Государственных премий России Александра Боровского).Жизнетворная сила игры окажется обманчивой – она в итоге обесточит своих участников. А на верху цилиндра, как на постаменте, вдруг появляется крупье (Антон Ивлев, студент СПбГАТИ). Его нежнейший чистый голос оповещает о начале служения ИГРЕ (музыка лауреата Государственной премии России Александра Бакши, музыкальный руководитель спектакля заслуженный артист России Иван Благодёр). Кресла, развернутые тыльной стороной, ставятся похожи на странные военные машины с номерами на покрытье, – и когда, словно взбесившись, они носятся по сцене то высекая энергию из шибки, то разъезжаясь по сторонам –видишь, как бьются, будто шары, в стремленье выиграть сгустки людских страстей. Но первая из первых – Бабушка, которая играет всеми (н.а.России Эра Зиганшина). Она заглавный кукловод, она же – жертва поклонения ZERO. Рядом с нею все остальные блекнут. Даже Алексей Иванович, которого играет приглашенный из Московского Ленкома Антон Шагин, всего лишь неврастеник, не сведущий в поэзии игры. И потому не верящий в любовь. Страдая от унижения (того, что паче гордости) готова расплатиться своим телом Полина (Александра Большакова) – нагая, она бросает вызов, прежде всего, самой себе – ставка на ZERO едва ли ни буквальна.

Героев этого спектакля трудно отнести к натурам умствующим. Скорее, к Homо sensus (лат.) — человеку чувствующему. Для них, если воспользоваться определеньем Хейзенгера, «сама игра и есть проявление свободы». Как утверждает спектакль Фокина, она способна быть обманчивой. На кон была поставлена ЛЮБОВЬ. Кто ж выиграл? Мы все. Спектакль, при всей, казалось бы, убийственной иронии дал силу состраданья как возможность по-новому взглянуть на мир и что-то заново открыть в себе.

Конечно, неслучайно премьерой этого спектакля отмечалось 180-летие здания, построенного Карло Росси, и 10-летие провозглашенной Валерием Фокиным программы «Новая жизнь традиции», когда он стал во главе Александринского театра. Сегодня Homo Ludens - Человек Играющий — определяет наше время.

 

 

 

Ничего более страшного для театра нет, как выселить его из родного гнезда и заставить скитаться по разным площадкам с декорациями, костюмами, идеями, замыслами, невыношенными ролями. Хотя именно в чужом пространстве проверяются режиссерские конструкции, способность актеров перестраиваться и импровизировать, чтобы слово достигало нужной цели и не пропадало в звуковых ямах. Именно этот сложный период переживает сейчас прославленный БДТ имени Товстоногова, продолжая выпускать премьеры и мечтая вернуться под родные своды после ремонта здания осенью следующего года. […]

В нашем театре осталось не так уж много коллективов, где продолжают вести борьбу за цельную личность вопреки хаосу и дутому модному мейнстриму. И хотя художественный руководитель БДТ Темур Чхеидзе неоднократно подвергался агрессивной критике моих питерских коллег, он продолжает оставаться верным традициям психологического театра Георгия Товстоногова. Для него нет ничего интереснее, чем разгадывать внутреннюю суть героев – отважных и коварных, жертвенных и трусливых. Вот почему, когда Чхеидзе впервые показал в Москве грузинского «Отелло», то столичные критики сразу же подняли его на щит. Большим открытием для многих стала и шиллеровская постановка «Коварства и любви», которую впоследствии Чхеидзе реализовал на сцене БДТ, где сыграл Кирилл Лавров, уговоривший земляка Товстоногова стать главным режиссером театра. При жизни Кирилл Юрьевич постоянно напоминал, что БДТ нужен филиал, что большой труппе нужен и большой репертуар, который может идти и на другой сцене. И вот на одном из последних юбилеев мэтра случилось то, о чем он мечтал: президент России Владимир Путин подарил его коллективу старинное деревянное здание театра на Каменноостровском. Конечно, бесхозное здание нуждалось в серьезной реставрации, но о будущей новой сцене уже можно было говорить конкретно.

Через четыре года состоялось долгожданное новоселье. Теперь здесь выпускают спектакли, рассчитанные на камерное пространство и уютный зал на 300 мест, своим декором доставляющий эстетическое наслаждение. Здесь же я посмотрела новую премьеру Темура Чхеидзе «Метод Гронхольма». Инновации, о которых так много говорят в кабинетах власти, имеют и психологическую подоплеку. Это воспитание современного лидера, способного вести за собой, добиваться успехов и при этом не выходить за рамки закона в коррумпированной стране. Что и говорить – задача не из простых. Неужели такого «человека из мрамора» можно вырастить в пробирке? Или клонировать, взяв за образец непотопляемых американских киногероев?

Как утверждает автор пьесы Жорди Гальсеран, с этой проблемой можно справиться с помощью ангажированных психологов, методом Гронхольма, превращая зависимого от обстоятельств человека в подопытного кролика, из которого в одном случае может получиться крокодил, а в другом – наживка для крокодила. Главное – распознать с помощью игровых тестов сукиного сына, выдающего себя за порядочного человека. В течение двух часов в замкнутом белом пространстве, похожем на операционную, трое мужчин и одна девушка, претендующие на пост генерального директора процветающей фирмы, проходят проверку на «эмбрион» совести. Они обязаны отвечать на любые вопросы, вплоть до интимных, поскольку частная жизнь служащего тоже контролируется, иначе в случае скандала может пострадать доброе имя компании. Ни один из кандидатов не имеет права на жалость, на соучастие, ну а депрессии просто исключены из жизненного расписания.

Если вы думаете, что это скучно и смахивает на сухое исследование биографий враждебно настроенных друг против друга людей, то ошибаетесь. Внешне все очень мило, даже игриво, как будто вас пригласили поучаствовать в телепередаче «Что? Где? Когда?», только вопросы уж слишком крутые, в духе «головорезов-братанов». Например, что вы будете делать, если загорится самолет, а парашют один? Как будете спасаться? При этом каждому герою дается конкретная роль. Мерседес в исполнении эффектной Александры Куликовой обряжается в клоунессу. Внешне добродушный, кругленький, как шарик, Энрике Андрея Шаркова выбирает цилиндр чиновника. Карлосу Евгения Славского достается самая невыгодная профессия – смертельная – тореадора. А самонадеянный Фернандо Михаила Морозова, одержавший победу над совестью, готов в роли епископа выбросить из самолета любого без парашюта. Между ним и Мерседес пробежит какая-то искра и даже возникнет некое подобие визуального романа, но все разрушит телефонный звонок – в больнице скончается мать девушки и… Нет, она не бросится к ней, обезумев от горя, а напудрив нос, останется, поскольку рейтинг сейчас – главное, а матери уже помочь ничем нельзя. Все в шоке от «железной леди», но ведь именно этого добиваются эксперты фирмы от своих кандидатов, трое из которых оказываются штатными психологами, и только Фернандо – жертвой безжалостного эксперимента. А впрочем, он готов быть каким угодно, главное, чтобы это приносило доход.

Одним словом, безумный век, безумные сердца!

Лебедина Л. Без права на жалость // Трибуна. 2012. 10 дек.

 

 

 

БДТ имени Товстоногова на своей Новой сцене, открытой в этом сезоне в историческом здании летнего императорского Каменноостровского театра, показал премьеру спектакля Темура Чхеидзе «Метод Гронхольма» по одноименной пьесе Жорди Галсерана. Рассказывает ЕЛЕНА ГЕРУСОВА.

Пьесу Жорди Галсерана об изощренных методах работы HR-специалистов крупных корпораций и о готовности соискателей нарушать любые моральные нормы ради возможности получить крупный пост в Петербурге еще не ставили. К тому же выбор «Метода Гронхольма» именно Темуром Чхеидзе выглядит довольно неожиданным. В своих последних работах режиссер не проявлял пристрастий ни к острой социальной, доведенной до фарса драме, ни к хорошо сделанной пьесе на современный офисный сюжет. А в этой пьесе оказываются заложены именно эти два постановочных пути.

Постоянный соавтор Темура Чхеидзе сценограф Георгий Алекси-Месхишвили поставил на сцене овальный стальной кабинет с огромным прожектором над стеклянным столом, окруженным офисными кожаными креслами. Вышло такое равно неодушевленное и безупречное пространство, похожее одновременно и на комнату для переговоров, и на роскошную камеру пыток. Стальные двери распахиваются на весь увитый темной зеленью балкон: метафора понятная — тут рядом прекрасная жизнь, а герои пьесы по собственной воле запирают себя в холодном, бездушном пространстве.

По сюжету на собеседование по поводу соискания поста финансового директора в испанском филиале датской фирмы приходят четыре претендента. Постепенно выясняется, что кандидат-то из них только один, а все остальные — штатные психологи кадровой службы. По ходу собеседования они выполняют разные дурацкие и жестокие задания: довести другого до слез, произнести в образе клоуна речь ради захвата единственного парашюта в горящем самолете, вынести вердикт о приеме на работу трансвестита, уволить или оставить коллегу, закрутившего роман с секретаршей и в результате брошенного женой, продолжать драться за место с конкуренткой, которая только что получила известие о смерти матери, но решила не выходить из борьбы. В итоге обычное собеседование превращается для реального кандидата Фернандо в кошмар. Он заперт, на него надвигается абажур прожектора, за ставшими полупрозрачными стенами маячат привидения кадровиков.

Квартет Михаила Морозова (Фернандо), Андрея Шаркова (Энрике), Евгения Славского (Карлос) и Александры Куликовой (Мерседес) артистично расправляется с этим сюжетом, до последней минуты удерживая и детективную линию, если не знать пьесы, то невозможно догадаться ни о том, кто здесь подставные лица, а кто реальный кандидат.

Однако далее констатации бесчеловечности кадровиков, превосходящей аморальность соискателей, спектакль Темура Чхеидзе не идет. Герои не вызывают ни жалости, ни сочувствия. А «Метод Гронхольма», изложенный в формате хорошо поставленного спектакля по хорошо сделанной пьесе, оказывается забавным и беззубым. То есть, возможно, как раз таким спектаклем, на который стоит приехать после офиса на автомобиле, а потом остаться в одном из ресторанов фешенебельного Каменного острова. Благо идет он менее двух часов и без антракта. А единственный вывод, который хочется сделать после просмотра, так это лишь только то, что кадровики — отличные артисты.

Герусова Е. Кадровики решают все: «Метод Гронхольма» на Новой сцене БДТ имени Товстоногова // Коммерсантъ. 2012. 23 нояб. №222 (5007)

 

 

Зарецкая Ж. Офисные джунгли // Вечерний Петербург. 2012. 16 нояб. >>>

Пронин А. Стоишь как в витрине - тебя выбирают // Time Out. Петербург. 2012 6-19 нояб. >>>

 

Видеоматериалы:

Премьера в БДТ - «Метод Гронхольма» // ТВ100. 2012. 18 нояб. >>>

Темур Чхеидзе представит публике свое видение «Метода Гронхольма» // mir24.tv. 2012. 17 нояб. >>>

БДТ готовится к воскресной премьере «Метода Гронхольма» // topspb.tv. 2012. 16 нояб. >>>

В БДТ опробуют «Метод Гронхольма» // topspb.tv. 2012. 15 нояб.>>>

Худрук БДТ режиссер Тимур Чхеидзе ставит в Каменноостровском театре Петербурга «Метод Гронхольма» по пьесе современного испанского драматурга Жорди Гальсерана // НТВ. 2012. 13 нояб.>>>

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий