Мазурова С. Товстоногов предлагал сменить фамилию // Российская газета. 2012. 10 марта

 

Мазурова С. Товстоногов предлагал сменить фамилию // Российская газета. 2012. 10 марта.

Исполнилось 80 лет народному артисту России Георгию Штилю. Юбиляр рассказал "РГ" о работе в БДТ им. Г.А. Товстоногова, о съемках в кино и любимом досуге.

Классики и современники

Российская газета: Георгий Антонович, интересно, а кем родители видели вас в будущем?

Георгий Штиль: Мама мечтала только об одном - чтобы я получил высшее образование. Эта болезнь, по-моему, была у многих семей в 50-е годы. И когда я поступил в театральный институт да еще стал сниматься в кино - это для родителей была такая радость! И гордость, что меня взяли в Большой драматический театр. Самый лучший! Мы ведь ленинградцы, с 20-х годов родители жили в Ленинграде.

РГ: Товстоногов многим актерам предлагал сменить фамилию. А вам?

Штиль: Предлагал. Но я отказался. Георгий Александрович хорошо ко мне относился. Райкомы и исполкомы обращали внимание на фамилию, нерусская - уже клеймо. Вот Миша Волков был Вильфом, поменял фамилию и правильно сделал, потому что с прежней получил бы гораздо меньше ролей.

РГ: Товстоногова уже нет 22 года. Когда говорят, что БДТ теперь совсем не тот, что был при нем, гораздо хуже, вам обидно?

Штиль: Да ну! Мало ли что говорят. Частенько люди и в театр не ходят, а слухи распространяют. Сейчас у нас замечательный художественный руководитель Темур Нодарович Чхеидзе, он продолжает дело Георгия Александровича. В нашем театре всегда все шло от актера, от психологии человека. Актеры проживают на сцене жизнь персонажей, и зритель сопереживает им.

РГ: На сцене БДТ вы 50 лет (полвека!) играете классику: пьесы Чехова, Гоголя, Островского, Толстого, Шекспира, Диккенса, Шиллера… И сейчас заняты в трех спектаклях классического репертуара. А вот роли современников, "героев нашего времени" вам поиграть не довелось?

Штиль: Я в одном фильме столько современников сыграл, что хватит на всю оставшуюся жизнь! Будут помнить все. Это "Убойная сила", которую считаю одним из лучших сериалов. Состав блистательный: Хабенский, Трухин, Федорцов, Кошонин, Ганелин, Леонов-Гладышев… И так хорошо сценарий написан, особенно про Чечню. Мой герой, тесть Васи Рогова, не очень заметен, пенсионер, но, наверное, каждого пятого в стране напоминает. Как он сопротивляется жизни! Самогонку гонит. Курей разводит в своей ванной. Обменивается карбюратором, "Волгу" продает… Людям фильм нравится, потому что в моем герое они узнают себя. Хотя у меня там были эпизодики, и в титрах иногда даже не было моей фамилии, а зрителям мой Федор Ильич запомнился. На улицах меня узнают, желают здоровья, интересуются, как у меня дела, будет ли продолжение фильма. И всегда оказывают колоссальное уважение, что приятно до невозможности. Я тоже стараюсь относиться к людям по-человечески. Мы же работаем для людей, зависим от публики. Нет зрителей, нет и нас. И так же как священники, хотим, чтобы люди были лучше и чище и жилось бы им лучше.

Готов работать каждый день

РГ: После какого фильма вы проснулись знаменитым?

Штиль: Трудно сказать. Я еще учился в институте и сыграл в 1959 году в фильме "Молодость офицера", где снимались мой друг Саша Боярский (старший брат Миши Боярского) и мой учитель Игорь Горбачев. Раньше если актер снялся в кино, то сразу становился известным, потому что фильм шел по всему Советскому Союзу. Когда я начал сниматься в хороших фильмах да еще в комедиях, меня стали узнавать даже на Украине, в Прибалтике. Я много снимался на телевидении - в комедиях, опереттах. Если бы фильм Мотыля "Женя, Женечка и "катюша" сразу пустили в прокат, у меня было бы, наверное, больше ролей. Но картину признали "вредной", она попала под запрет, шла "третьим экраном".

РГ: Где сейчас снимаетесь, Георгий Антонович?

Штиль: Только что снялся в новом "Шерлоке Холмсе". Сыграл небольшую роль. Моего героя - нотариуса Кибби - быстро убили. Там хорошие актеры - московские и питерские. Холмса играет Андрей Панин. Недавно он блистательно сыграл доктора в фильме "Высоцкий". Давно уже не было таких актерских работ в нашем кинематографе.

РГ: Значит, вы не отказались от съемок в сериале про Холмса и Ватсона. Создатели еще не начали снимать, а в Интернете уже негатив зашкаливал: "не будем это смотреть", "Масленникова им не переплюнуть", "руки прочь от святого!".

Штиль: Почему я должен отказываться? Роль хорошая. А какая картина получится - народ потом решит. Пусть сравнивают и оценивают. У Конан Дойля рассказов много, и Игорь Масленников не все, наверное, экранизировал. Конечно, его работа - одна из лучших в мире, это даже англичане признали, наградив Ливанова орденом. Там все было сделано отлично. А новый сериал - это не повтор фильмов Масленникова.

РГ: Какие роли вам предлагают сейчас в кино?

Штиль: К сожалению, редко предлагают. Снимаюсь в большом сериале "Улицы разбитых фонарей" ("Менты"). Играю "Кефирыча", полковника Фирсова. Когда закончатся съемки - неизвестно. Поначалу было расписано на три года. В любой момент могут сказать: "Спасибо, до свидания". Буду ждать предложений. Я готов работать каждый день.

Спорт, грибы, хороший тыл

РГ: В чем секрет такой трудоспособности в 80-летнем возрасте?

 Штиль: Не знаю. Желание работать. Хорошая закалка в детстве - в Башкирии, куда эвакуировались из Ленинграда во время войны. Спортом всегда занимался. И еще у меня дома замечательный тыл, хороший уход, забота жен

РГ: Вы ведь по-прежнему легки на подъем, ездите на гастроли, съемки

Штиль: Да. Куда угодно готов ехать! В этом году БДТ поедет на гастроли во Владивосток. Жду с нетерпением. Я никогда там не был. Рядом был - в Находке, в Японию два раза ездил.

РГ: Когда я вам звонила, чтобы договориться о встрече, вы то в Финляндии были, то в Грузии. Как предпочитаете отдыхать?

Штиль: По-моему, самый интересный отдых - познавательный. Я очень люблю природу. Завидую тем, кто едет в Африку. Не люблю "массовые" путешествия, с туристическими группами: "Посмотрите направо, а теперь - налево…" И ненавижу дома отдыха.

РГ: Чем любите заниматься в свободное время?

Штиль: Летом - грибы. Это для меня святое дело. Мы с женой с удовольствием собираем и солим их. Друзей угощаем. Мои самые любимые - рыжик, горькушка и белый. Если есть возможность, занимаюсь спортом. Это лыжи и большой теннис. Я раньше в профсоюзе был ответственным за спорт, организовывал футбольные матчи, теннисные турниры. Научил игре в теннис Олега Борисова, Леню Неведомского, Юру Демича.

РГ: Вы суеверный человек? Верите в тяжелый високосный год, в конец света по календарю майя?

Штиль: Не верю. Я суеверный по мелочам, а не по большому счету: черная кошка перебежала дорогу - не к добру. (Смеется). Посидеть перед выходом из дома, помолиться перед выходом на сцену, чтобы все хорошо прошло. А об этом конце света я лет десять, по-моему, слышу! Когда-то все умрем…

РГ: О чем еще мечтаете, о каком подарке свыше?

Штиль: Самый большой подарок - чтобы боженька дал мне еще несколько лет пожить. И чтобы мне дали новую роль. В кино или в театре.

 

 

Георгий Штиль отметит юбилей в Малом зале Филармонии Санкт-Петербурга // Театрал. 2012. 5 марта.

Вчера 80-летний юбилей отметил народный артист России Георгий Штиль. В Большом драматическом театре имени Товстоногова он служит более 50 лет. За эти годы им создано более пятидесяти разноплановых ролей. "Волею судьбы Георгий Антонович – любимец и театрального зала, и телевизионного зрителя. Заслуги Георгия Антоновича перед Отечеством отмечены государственными наградами. А признание публики – лучшая награда для артиста.

Мы поздравляем юбиляра и желаем здоровья, сил и новых интересных работ в театре и кино!", - говорится в поздравлении на сайте театра.

Юбиляр по сей день остается одним из ведущих артистов в труппе. Однако сфера творческих интересов Штиля, несмотря на абсолютную верность БДТ имени Товстоногова, распространяется и за пределы родного театра. Сегодня на его счету около 200 ролей в кино и телефильмах, он снимается с 1960 года. Штиль принимает участие в творческих проектах на радио, выступает на эстраде. Накануне знаменательной даты Георгий Штиль вышел на сцену в роли Бондырева в комедии "Блажь!", а саму юбилейную дату мастер отпразднует 11 марта в Малом зале Филармонии, где в этот вечер соберутся артисты Большого драматического, коллеги и друзья артиста.

 

 

Блахнов А. Георгий Штиль: Я видел то время, когда культура переживала свой взлет. Сейчас же она опущена ниже плинтуса // Вечерний Петербург. 2012. 5 марта.

Вчера ведущему актеру БДТ Георгию Штилю исполнилось 80 лет

В канун юбилея «Вечерний Петербург» встретился с актером, но разговор получился не совсем праздничным: проблемы, накопившиеся в сфере культуры нашей страны, не дают народному артисту России покоя: человек, отдавший театру полвека своей жизни, глубоко переживает за души своих соотечественников, беспрестанно подвергающихся тлетворному влиянию так называемого «шоу-бизнеса по-русски».

Сейчас культура опущена ниже плинтуса

— В чем заключается секрет вашего творческого долголетия?

— Да я даже и не знаю… Есть великие актеры, сделавшие в своей жизни не меньше, чем я, — это и Владимир Высоцкий, и Булат Окуджава, они еще больше работали, больше сил вложили. Или как сейчас работает на износ Сергей Безруков… Думаю, здесь дело и в теле, и в духе. Мне в жизни вообще повезло: ребенком я четыре года провел в эвакуации, ел хорошую пищу. А потом — техникум физкультуры, занимался спортом, и так повелось, что спорт был со мною всю жизнь. Уже поступив в театр, я играл за его команду и в футбол, и в большой теннис. Вообще нагрузки тогда были большие: 35 спектаклей в месяц! А между спектаклями — съемки! Я, конечно, не хвастун, но за пятьдесят лет творческой деятельности у меня получилось сняться в двух сотнях фильмов. Как это вышло — непонятно, но приятно осознавать. Правда, я никогда не был в отпуске. И во многих картинах снимался бесплатно! 

— У вас поразительный творческий путь! Понятно, что сфера культуры меняется, но как вам кажется — в какую сторону?

— Посмотрите вокруг: такого явления, как «эстрада», более не существует; Ленинградского телевидения в том виде и прославленном формате вещания — нет; Ленинградского радио — больше никогда не будет. Ленинградское телевидение в бытность его директором Б. М. Фирсова было лучшим в стране, а то и в мире: тут вам и телеспектакли, и мюзиклы — было вообще все! А теперь что? Артистов приглашают «поговорить на камеру». Больше ничего. Я счастлив, что застал эпоху расцвета, другой такой я больше не видел.

— Как вам кажется, «дышит» ли наш кинематограф?

— Не нужно быть каким-то провидцем, чтобы переживать за будущее нашего кинематографа! Вы просто поймите, что за последнее время ни одного действительно стоящего НАШЕГО фильма не вышло. А все почему? Потому, что руководят этими процессами «михалковы» и «бондарчуки»: они киноиндустрию тянут назад. У нас ни хорошего кино, ни эстрадной песни не будет, пока существуют монополии, пока вместо искусства на нас льют какие-то помои, муть, заставляют смотреть как «сильные мира сего» женятся и по двадцать раз «уходят на пенсию». И как ни включишь телевизор, так тебе то Собчак несет какой-то пошлый бред, то балерина предлагает в одно место поцеловать! Что за неуважение к человеку? Где таланты? Где искренние чувства? Я не хочу верить, что мы станем когда-нибудь тем стадом, за которое нас уже держат.

— Но, может, есть все же какие-то яркие примеры истинного искусства, которые вас поразили за последнее время?

— Первая действительно яркая передача за десять лет — это «Болеро». Вот это таланты! Смотришь на них и даже завидуешь мастерству этих артистов. Да, это балет, но балет невозможен без актерского мастерства. И тут же, на параллельном канале, — какой-то худший вид самодеятельности: Киркоров «поет оперу». Это отвратительно, что горстка бесталанных типов все захватила. Это очень обидно. Недавно было девяностолетие Людмилы Макаровой, и там пел Владимир Галузин, потрясающий тенор Мариинского театра. По моему лицу текли слезы. Он известен во всем мире. Именно он достоин быть звездой номер один для России, почему же мы так мало знаем о нем? Почему мы не слышим его восхитительный голос с экрана? Зато везде только мат да недоразвитые вроде Зверева. Вот люди скажут, что я старый, что я консерватор. Дело не в этом! Просто я видел то время, когда культура переживала свой взлет. Сейчас же она опущена ниже плинтуса.

— Недавно мне довелось посетить фестиваль гитарного джаза. Там играли отличные музыканты — но они не востребованы, если только в рамках своего маленького сообщества… Почему Россия не может узнать о своих талантах?

— Да, есть шикарные музыканты! И ваши слова доказывают мою правоту. Те, кто может, — бегут, остальные, как вы правильно говорите, сидят в своих клубах, и ужас в том, что им оттуда не выйти! И о них народ никогда не узнает. Их к нему не пустят. Это никому не выгодно. Зато все знают Ксюшу Собчак и ее гору туфель, которую она демонстрировала еще в девяностые, когда люди чуть ли не мерли с голоду, а каждого десятого ждала пуля в подворотне! Это был пир во время чумы.

Театр в таком же состоянии, как вся наша страна

— Хочется верить, что театр будет жить! Но стоит ли надеяться на «помощь сверху»?

— Скажу честно: я не любитель коммунистического строя, я считаю, что частная собственность — основа человеческой жизни. Но! Но даже в то время не было такого, чтобы к нам в театр не приходили обкомовские или райкомовские работники. А вы спросите нашего президента, какой он последний посмотрел спектакль? Где он сказал хотя бы слово о культуре? У него же должны быть какие-то вкусы? Представьте ситуацию: Обама отправил своего сына учиться в Россию. Через 24 часа Обамы, как президента США, не будет! Ему объявят импичмент. Потому что мы — как рассадник инфекции бескультурья. Во всем. Это только у нас возможна ситуация, когда коммунальные службы могли ждать отмашки главы города — «убирать снег или нет?». В Финляндии почему-то таких вопросов не возникает: снег просто убирают. Думаю, я ответил на ваш вопрос.

— Как же бороться за культуру?

— Знаете, как нашу страну когда-то назвал Рейган? Империей зла! А знаете почему? Встаешь с утра: горячей воды нет, только холодная. Уже начинаешь злиться. Сосульки за окном с метр. Снова зло! И злость у людей накапливается… А процесс этот не бесконечен. И поэтому очень бы не хотелось, чтобы что-то нехорошее произошло. Посмотрите на Сибирь: там добрейшие люди! А сидят в нищете — фермерских хозяйств-то нет! Зато морковка у нас из Южной Африки, помидоры — из Турции, огурцы — оттуда же. И мы травим всем этим своих детей. Конечно, по сравнению с девяностыми жить лучше стали, но та же Корея за десять лет достигла большего! Я не политик — просто видел жизнь, ездил много по стране. Разбазарено все. И вы спрашиваете меня про культуру! Театр в таком же состоянии, как и вся наша страна. Увы. На нас закрыли глаза, а мы — театр — может, последнее настоящее, неподдельное, что осталось у нашего народа.

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий