Мазурова С. Петербургские встречи // Восточно-Сибирская правда. 2002. 23 марта. №24191

Большой драматический театр (БДТ) имени Г.А. Товстоногова. Гордость Питера. После смерти великого режиссера, работавшего здесь с 1956 по 1989 год, до дня смерти, художественным руководителем театра стал народный артист СССР Кирилл Лавров. В БДТ всегда работали знаменитые актеры, гордость российского театра. И сегодня публика ходит сюда на любимых Николая Трофимова (Помните? Знаменитый "Лев Гурыч Синичкин"!), Людмилу Макарову, Кирилла Лаврова, Георгия Штиля, Олега Басилашвили, Алису Фрейндлих, Зинаиду Шарко, Нину Усатову, Светлану Крючкову, Андрея Толубеева, Геннадия Богачева, Леонида Неведомского, Ларису Малеванную...

Мне повезло за время моей командировки увидеть всех этих звезд на сцене БДТ в знаменитых спектаклях: "Перед заходом солнца", "Пиквикский клуб", "Федра", Антигона", "Дорогая Памела", "Макбет", "Калифорнийская сюита", "ART", "Семейный портрет с посторонним". Со многими артистами мы сделали интервью (так что ждите наши "Петербургские встречи"!). Итак начинаем...

 

В эти дни один из актеров БДТ -- народный артист России Георгий Штиль -- отмечает свое 70-летие. Театр пригласил зрителей на спектакль с его участием "Пиквикский клуб" (поставленный еще Георгием Товстоноговым).

 

-- Боюсь юбилея, как огня, скорее бы все прошло! -- посмеиваясь, говорит мне Георгий Антонович. -- Вроде бы приятно: поздравления, внимание, а с другой стороны -- это всегда волнительно... 

Георгий Штиль родился в Ленинграде. Здесь он всю жизнь работает в одном-единственном театре -- БДТ. 

- Скоро уже 41 год будет. Других театров в моей жизни не было. Я однолюб. Верен БДТ. Сюда я пришел из театрального института в 1961 году. На показ. Вместе со своим однокурсником Иваном Ивановичем Краско (сейчас это народный артист России, замечательный актер, работает в Театре Комиссаржевской). 

-- Как вам сегодня живется, Георгий Антонович? 

-- Так же, как всем актерам в России. Москвичам -- лучше, нам -- хуже. И в вашем городе, наверное, артистам тоже сложно, если нет спонсоров, людей, которые помогают театру. Потому что театр без помощи просто не выживет. Поэтому сразу пожелаю всем вашим горожанам стать богатыми! Как сказал Жванецкий: чем больше богатых, тем нам больше обломится. 

-- У нас в Иркутске театрам помогают. 

-- И правильно! Свой театр надо поддерживать, как только можно. Всеми фибрами души и сердца. Нам, нашему театру, помогают, дают деньги на постановки. Реквизит, декорации -- это все сегодня очень дорого. Зрители к нам в театр ходят, слава богу. Мы их очень любим. Потому что, если не будет зрителей, значит, не будет и нас. 

(В БДТ ежевечерне аншлаги! Видела сама. -- От авт.). 

В 90-х годах, когда Кирилл Юрьевич Лавров сменил Георгия Александровича Товстоногова на посту главного, был момент, когда люди перестали ходить в театр. У народа не стало денег, и нам никто не помогал. Но мы выжили, благодаря авторитету Лаврова, поддержке спонсоров, друзей театра. И когда идут разговоры, кого будем избирать на пост главного, -- только Лаврова, никого другого! 

-- Где вы сегодня заняты? 

-- У меня есть работа в театре, я занят в пяти спектаклях, и в кино немного. У нас же Москва все забрала -- телевидение, радио. Такое было потрясающее радио в Петербурге, кстати... Снимаюсь на "Ленфильме" у Юрия Мамина в фильме "Русские страшилки". Совсем недавно уже прошли четыре серии, будет еще тринадцать. Еще снялся у Жени Татарского (Просто замечательный режиссер вырос! Я у него много снимался, легко с ним работать.) в сериале "Ниро Вульф и Арчи Гудвин" по Рексу Стауту. У меня в фильме хорошая роль -- адвоката. Там я впервые снимался с Донатасом Банионисом -- замечательный человек, актер потрясающий. И с Жигуновым впервые работал. Есть у меня свой творческий вечер. Езжу с концертами по Ленинградской области. Пригласят в другие края -- поеду с удовольствием. И партнерша у меня хорошая -- Танечка Бедова. 

-- Значит, и на гастроли еще ездите? 

-- А как же! Сейчас их, правда, меньше стало. В прошлом сезоне были с театром в Москве, очень хорошо отработали. До этого -- в Риге. Летом поедем в Свердловск. Это приятно. Не важно, какой город -- столичный или в глубинке... Когда-то мы ездили каждое лето на гастроли, по месяцу-полтора в одном городе давали спектакли. Во всех республиках были, во всех столицах СССР. И гастроли всегда проходили на ура, принимали нас очень здорово. И жили мы весело и красиво. (Улыбается). А вот у вас в Иркутске ни разу не были... 

-- О семье вашей можно узнать? 

-- У меня жена. Одна-единственная. 36 лет будет 1 июня, как мы вместе. Она работала художником-декоратором на "Ленфильме". Ее работа, например, "Доктор Ватсон", может быть, вы видели этот фильм... Есть у нас племянницы, брат, внучатые племянницы. 

-- Жена, конечно, первый зритель? Все ваши работы смотрит? 

-- Конечно. У нас всегда на премьеры есть утренний спектакль "для пап и мам", как бы генеральная репетиция. На него мы приглашаем и врачей, и спортсменов. У нас много друзей. В теннис, к примеру, играли -- еще Олег Борисов, Юрий Демич (замечательные актеры, которых уже нет), Лавров, я, Леня Неведомский. Кстати, эту гримерку мы с Леней делим на двоих, дружим уже много лет. Очень хороший актер, замечательный человек! 

-- В другие театры ходите, Георгий Антонович, смотрите чьи-то постановки? 

-- Сейчас редко. И времени нет, и начал что-то прибаливать: давление, глаз вот лечу. 

-- А книгу не пишете? Сейчас ведь многие артисты этим занимаются. 

-- Нет, не пишу. Я не писатель, я актер. Мне Андрей Толубеев все говорит: "Давай-давай, пиши!" За 40 лет много чего накопилось. Столько историй разных! 

-- Баек, наверное, видимо-невидимо... 

-- Да. И в кино, и в театре всяких происшествий хватало. И за границей... Георгий Александрович возил нас по всему миру. Всю Европу объездили, нет ни одного столичного города, где бы мы не побывали. Два раза в Японии -- по 45 дней, в Индии -- почти месяц, в Южной Америке, в Аргентине, даже в Африке играли... 

-- Вы столько лет работали с Товстоноговым! 

-- Да, 30 лет. 

-- Каким он был? 

-- Выдающимся режиссером! Замечательным человеком. У него была твердая установка: самое главное в нашем деле -- не мы, а зрители. Поэтому все делалось для зрителей. Если какой-то актер, пусть даже очень хороший, знаменитый, не подходил на роль, Товстоногов снимал его, ставил другого -- пусть более слабого, неизвестного, но подходящего именно на эту роль. Если кто-то из больших артистов (Копелян, Лебедев) уходил, спектакль просто закрывали. Для зрителя делали доступные цены. И сегодня у нас в театре самые дешевые в России билеты -- от 10 до 75 рублей. 

(Я же видела, как перед спектаклем ушлые спекулянты с рук предлагали публике билеты и по 350 рублей, и по 500 -- на Фрейндлих и Басилашвили, например. Изумленным покупателям они "объясняли": "Что вы хотите? Это же элитный театр!"). 

Часто говорят, что в БДТ жив дух Товстоногова. Это зависит от главного художественного руководителя Кирилла Юрьевича Лаврова, который продолжает его традиции, по-моему, везде, во всех делах. Театр не разменивается на мелочи, у нас не продано ни одного сантиметра площади каким-либо арендаторам. Лавров ищет спонсоров, интересных режиссеров -- молодых, талантливых. Я считаю, правильно делает, молодец. Другое дело -- где сегодня их, молодых, талантливых, взять? За такие гроши... Большинство поэтому зарабатывает где-то на стороне. Нам же действительно платят немного. Я вам могу сказать, какая у меня ставка: 2 тысячи 20 рублей. А несколько месяцев назад была тысяча, недавно прибавили. И губернатор раз в три месяца подбрасывает нам по тысяче. Я не жалуюсь. И пенсия, слава богу, у меня есть, и еще где-то подрабатываю: кино, творческие вечера. А вот что делать молодым, у которых забрали радио, телевидение и почти забрали кино? В театре они получают тысячу рублей. А ведь им надо и семьи кормить, и одеться -- артисты все-таки... Вот и подрабатывают там-сям, в рекламе снимаются, уходят. Раньше не уходили. Раньше, если артист попадал в БДТ, он землю готов был носом рыть, в массовках бегал и считал за честь... 

-- И вы в массовках бегали? 

-- Бегал. Долго, лет 10--15. Я прошел все -- от начала до... В 1961 году пришел, и в массовках был занят, и роли получал. Такие потрясающие актеры были в то время в театре! Смоктуновский, Доронина, Лебедев, Лавров, Копелян, Вадим Медведев, Людмила Макарова, Валентина Ковель, Всеволод Кузнецов, Стржельчик... И сейчас, слава богу, есть в БДТ замечательные актеры, высочайшего класса, среднее, что ли, поколение -- Андрей Толубеев, Гена Богачев, Нина Усатова... Не говорю уже о Басилашвили, Фрейндлих. Алиса, блистательная актриса, вошла в наш театр так легко, как будто родилась здесь. 

-- А Товстоногов не ругался, что вы часто отлучались, снимаясь в кино? 

-- Нет! Он говорил: "Пожалуйста, снимайтесь, но в свободное от работы время". Поэтому за все 40 лет я ни разу не был в отпуске. Раньше съемки в основном происходили летом. В театре в это время был отпуск. А потом между спектаклями и репетициями можно было отлучиться на озвучание. У меня был момент, когда я был занят в 35 спектаклях в месяц, утром и вечером, субботы и воскресенья... Я отсюда просто не вылезал. 

-- Сколько же фильмов у вас? 

-- 152. 

-- Самые любимые из них? 

-- Так все они любимые! Что-то, бывало, получалось, а что-то -- не получалось. Сейчас смотришь и думаешь: эх, сделать бы по-другому! Мне кажется, актер должен учиться всю жизнь, не думать, что уже все может, что он -- совершенство... Я знал одного артиста, который все мог. Он был гением, но сам себя гением не считал. В нашем театре работал, Павел Борисович Луспекаев. Хотя я видел много замечательных, талантливых артистов. Например, из старых мхатовцев -- Грибова (я поступал во мхатовское училище). 

-- Георгий Антонович, у вас, получается, что ни артист, все -- "замечательный", "потрясающий". Есть, наверное, и комики, которыми вы восхищаетесь? 

-- Конечно, есть! Николай Николаевич Трофимов -- один из лучших в стране комиков. Как он сыграл в "Войне и мире"! А у нас как он играл -- в "Мещанах", в "Ревизоре"!.. Там что ни роль -- шедевр. Великий комик. И Георгий Александрович Товстоногов так считал. 

-- С партнерами по кино с кем-то дружите сегодня? 

-- В Москву редко теперь езжу... Очень люблю Борю Шербакова, мы с ним снимались в фильме о Сталине. С Сергеем Шакуровым три года снимались вместе в "Сибириаде", я его очень уважаю. Я снимался с Володей Высоцким, с Олегом Далем, со многими... Дружил с Шукшиным, с Булатом Окуджавой. Знаменитый Шурик был на моей свадьбе шафером. Или Олег Табаков. Мы с ним снимались в фильме "Учитель пения". Помню, я смотрел, как он играл Хлестакова в "Ревизоре", это было в Чехословакии. Я сидел в седьмом ряду, мое пальто упало и оказалось в первом ряду. Я так хохотал, что не заметил этого! Все его роли -- и в кино, и в театре -- это всегда шедевр. Я очень уважаю Табакова за то, что он продолжает дело МХАТа, он настоящий поклонник той школы, которую исповедовал наш Товстоногов, -- школы Станиславского. А сейчас в Москве в половине театров и смотреть-то нечего, какие антрепризы привозят в Питер... А ведь репертуарный театр изобрели Станиславский, МХАТ, Москва. Кирилл Юрьевич был на фестивале во Франции и рассказывал, что там нет теперь театра. Мы приезжаем за границу и там понимаем, какие у нас артисты. Когда мы были в 1966 году в Англии, там писали, что каждый русский артист, даже тот, кто играл в массовке, может украсить любой английский театр. В массовке! А поначалу писали, что это Брежнев собрал великолепную труппу со всего Советского Союза. Потом извинялись, когда узнали, что это не так... И нас пригласили в Париж. И тогда первый раз за всю историю Советской власти в наше посольство пришла вся королевская семья. Вот что такое искусство! В ФРГ считали, что Горький -- не драматург, так, пролетарский писатель. Посмотрели наш спектакль "Мещане" и признали, что Горький -- великий драматург! А на "Истории лошади" канцлер немецкий сидел в первом ряду, ревел как белуга! А потом пришел за кулисы к Лебедеву со слезами на глазах... 

(В БДТ есть музей, где собрана такая история! Фотографии знаменитых актеров, режиссеров, макеты спекталей. В антракте все это рассматривают зрители. Бережно хранится и костюм, в котором великий Лебедев Холстомера играл. -- Авт.). 

А на прощание Георгий Антонович Штиль делает мне роскошный подарок: ведет в святая святых -- бывшую гримерку Сергея Юрского и Олега Басилашвили, где на потолке расписывались многие великие люди. Чьих автографов тут только нет! Читаю: Юрий Никулин, Андрей Миронов, Марк Шагал, Борис Чирков, Юрий Аксенов, Михаил Водопьянов, Александр Солженицын... 

-- Здесь весь цвет мира, наши лучшие друзья, -- комментирует Штиль. -- Вот, например, оставил автограф маршал Георгий Жуков. Я, кстати, тогда держал его за ноги, чтобы он не свалился с табуретки. Плотный такой мужик был, а обаятельный!.. 

Светлана Мазурова

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий