Лебедина Л. Весенний звездопад // Трибуна. 2009. 5 марта

Накануне 8 Марта нашему корреспонденту удалось пообщаться со знаменитыми актрисами, которые, увы, в этот день будут работать, потому что ни один спектакль, ни одна киносъемка не может обойтись без героинь. И все же…

Пьянящий коктейль

 

Город-музей на Неве по праву гордится своей архитектурой, историческими памятниками, водными каналами, не зря же его называют Северной Венецией. К тому же все знают, что здесь живет несравненная Алиса Фрейндлих, актриса редкого таланта, поразительно глубокий и цельный человек, само присутствие которой делает людей лучше. 

– Алиса Бруновна, 25 лет назад вам сложно было входить в коллектив БДТ?

– Непросто. Но я хотела начать все сначала, так сказать, с чистого листа, что в принципе и произошло. Конечно, у меня были за плечами и опыт, и доля уверенности в себе, и в то же время товстоноговские артисты встретили меня настороженно-вежливо, им надо было проверить, на что я способна. Поэтому Георгий Александрович сразу назначил меня на эпизодическую роль, чтобы посмотреть, как я себя поведу. Но премьеру мне не удалось сыграть, Товстоногов сказал, что «не стоит стрелять из пушек по воробьям», и назначил меня в спектакль «Блондинка» по сценарию Саши Володина. По сути, это был мой дебют в БДТ. Тогда я уже была чуть выше среднего возраста и все-таки молодую Настю изображала в спектакле «На дне», но там все исполнители были старше своих героев. 

– Вы можете позволить себе не участвовать в постановке режиссера, которому не доверяете? 

– Ну, видите ли, в репертуарном театре существует дисциплина, которая не предполагает «не хочу и не буду». Такого прецедента у меня пока не было, но если бы он возник, то руководство театра поняло, что я отказываюсь играть не из-за каких-то там пустяков… Ведь творческое насилие – непродуктивная штука. 

– Со своими партнерами вы сразу находите общий язык или долго ищете нужный контакт?

– По-разному бывает, иногда до самой премьеры не можем сговориться. 

– А конфликт между новым поколением актеров и вашим существует?

– Таких острых конфликтов я не замечаю. Но, как мне кажется, наше поколение и следующее за нами учили ремеслу более подробно, чем приходящую молодежь. С другой стороны, если начинающий актер умен и пытлив, то, придя в театр, продолжает учиться. А тот, кто считает, что все постиг, так и останется на уровне «Кушать подано». Ведь наше ремесло тоже имеет свой задачник. 

– Чем вы можете объяснить грандиозный успех вашего спектакля «Квартет», который неоднократно показывали в Москве и за рубежом? Ведь пьеса обыкновенная, и в режиссуре ничего выдающегося нет. 

– Успех этого спектакля начался с того, что в нем собрались мощные актеры, которые фактом своего присутствия на сцене уже вызывают интерес у зрителя. К тому же мы в какой-то мере играем себя: и Олег Басилашвили, и Зинаида Шарко, и Валерий Ивченко, заменивший ушедшего из жизни Кирилла Лаврова. Это наша судьба и наше возможное будущее, хотя о нем говорить смешно, поскольку его почти не осталось, но представить себя невостребованными вполне можно. Вот сейчас я хожу в Театр Ленсовета играть спектакль «Оскар и Розовая дама», и он мне тоже дорог, хотя там я пробыла на три года меньше, чем в БДТ. И все-таки, если положить на чашу весов то, что я сыграла на той сцене и на этой, перевесит Театр Ленсовета. Тогда сил было больше, и можно было все. Можно было скрестить молодость и творческий опыт, и в итоге получался пьянящий коктейль. 

– Вы продолжаете оставаться требовательной к себе?

– Ну конечно. Во-первых, я так обучена, а во-вторых, чем больше от тебя ждут, тем ответственнее и страшнее: а вдруг не получится. 

– И все-таки, «пройдя свой путь наполовину», как мне кажется, вы не оказались в сумрачном лесу.

– Если роль делать не в том направлении, как надо, то всегда можно оказаться в сумрачном лесу. Ведь абсолютно быть свободной в театре нельзя, поскольку ты зависишь от режиссеров, выбирающих тебя на роль, от партнеров, с которыми играешь, от зрителей, «голосующих ногами», если спектакль не нравится. Эта зависимость часто тяготит, в то же время убери ее – и твоя творческая жизнь закончится. За 25 лет в БДТ я только дважды была на бюллетене, когда мне делали операцию на глазах и я сломала ногу, да и то умудрилась ее поломать во время отпуска, после чего четыре месяца ковыляла на костылях. 

– Скажите, как эмоционально вы себя подпитываете?

– Специально подпитывать себя нельзя, поскольку эмоции возникают спонтанно: от хорошей книги или музыкального произведения, интересного собеседника или нежданной встречи. Все это откладывается в твой запасник и потом всплывает, когда готовишься к той или иной роли. Как в компьютере, нажал кнопку и вот тебе – пожалуйста. Хотя компьютером я не владею, абсолютно серый человек в технике.

 

Любовь ЛЕБЕДИНА

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий