Ковель Валентина Павловна

Ковель Валентина Павловна

Ковель Валентина Павловна. Народная артистка СССР. Родилась 23 января 1923 года в Петрограде-Ленинграде. 

Студенческие годы Ковель связаны с войной и голодом. Занятия периодически прерывались сиренами и бомбежками, будущим артистам приходилось забираться на крыши и сбрасывать с них вражеские "зажигалки". 

С 1946 года Валентина Ковель играла в Ленинградском театре драмы имени А.С. Пушкина, а с 1966 года выступала на сцене Большого драматического театра имени М. Горького (ныне АБДТ им. Г.А. Товстоногова), где наибольшую известность получила своими ролями в спектаклях, поставленных Г.А. Товстоноговым. Вместе с ней на этой сцене играл ее муж, знаменитый актер Вадим Медведев. 

По замечанию критика А.П. Свободина (рецензия на спектакль "На всякого мудреца довольно простоты", где она играла Манефу), каждую свою роль превращала в "точный снайперский выстрел", будь это Пошлепкина в гоголевском "Ревизоре" или миссис Бардл в "Пиквикском клубе" по Ч. Диккенсу, Сарка в "Скорбящих родственниках" Б. Нушича или Квашня в горьковском "На дне". Мастер психологического жеста, бьющей наотмашь интонации, В.П. Ковель умела довести неглавную роль до уровня главной, приковывая к себе внимание зала. Так было в спектаклях "Ханума", где она сыграла вторую сваху, неудачницу Кабато; в "Холстомере", где блистательный дуэт Холстомера (Е.А. Лебедев) и Вязопурихи (В.П. Ковель) неизменно вызывал восторг зрителей и критиков; в рок-опере "Смерть Тарелкина" по А.В. Сухово-Кобылину (Брандахлыстова). Последней ролью Валентины Павловны Ковель в спектакле Г.А. Товстоногова "Визит старой дамы" Фр. Дюрренматта стала эксцентричная Клара. После смерти Г.А. Товстоногова В.П. Ковель с невероятной силой и вдохновением сыграла Бабку в спектакле "Семейный портрет с посторонним" С.Л. Лобозерова. Эта работа актрисы была удостоена специального диплома на Первом фестивале современной драматургии в Смоленске в 1991г.

В кино Валентина Ковель снялась  в следующих фильмах: "Зелёная карета" (1967), "Шутите?" (1971),  "Прошу слова" (1975), "Весёлое сновидение, или Смех и слёзы" (1976), "Ханума" (1978), "Трижды о любви" (1981),   "Средь бела дня…" (1983), "Прохиндиада, или Бег на месте" (1984), "Собачье сердце" (1988), "Криминальный талант" (1988), "Мой лучший друг генерал Василий, сын Иосифа" (1991), "Короткое дыхание любви" (1992), "Удачи вам, господа!" (1992), "Год собаки" (1994), "Колесо любви" (1994), "Русская симфония" (1994). 

Умерла Валентина Павловна Ковель  15 ноября 1997 года. Похоронена на Большеохтинском кладбище Санкт-Петербурга.

Пресса

Марченко Т. Памяти Валентины Ковель // Петербургский театральный журнал. 1998. №15

…Она налетела на меня, выдернув из толпы, валившей в метро после какого-то, уже не поню, какого, нашумевшего гастрольного спектакля, и сходу затараторила: «Давай соберемся. Мы расскажем — ты запишешь. А то нас не станет — люди так и не будут знать, как мы тогда жили. В войну. Мы, студенты Театрального. Слушай, это же было удивительное время. И мы тоже были… удивительные! Давай!»

 

Натиск был неожиданный, стремительный — и немедленно дал свои плоды. Так в «Петербургском театральном журнале» № 5 появилась запись воспоминаний троих семидесятилетних «девчонок»: Вали, Дины и Лиды. А теперь двоих уже нет — Дины Шварц и Вали Ковель. Но оживают на страницах их неповторимые интонации, смотрят с фотографий сияющие молодостью и счастьем лица.

 

Она такая и была смолоду, Валя — неожиданная, стремительная и словно несущая в себе нетерпеливо-рвущийся наружу свет. Очень быстрая — она и ходить-то, по-моему, спокойно до старости так и не научилась. Природа жестока — порой она перед кончиной неузнаваемо искажает человека. Но я запомнила ее именно такой — движение и свет.

 

И еще она для меня (и, наверное, для многих-многих зрителей) навсегда осталась в юности Зойкой Толоконцевой.

 

Военная девчоночка, гимнастерка ладно перетянута ремнем «в рюмочку», аккуратные сапожки, и пилотка, лихо заломленная набок чудом держится на рыжеватых кудряшках. Как молодая актриса, на фронте и не побывавшая, подсмотрела эти ухваточки «бывалого солдата» в коротенькой юбчонке — и как всерьез отнеслась к своей Зойке. «Он для меня как далекая звезда. Не более»,- говорила она мечтательно о своей недосягаемой любви — Ведерникове (его прекрасно играл Игорь Горбачев). И, помолчав, добавляла необычайно серьезно: «И не менее.» Характер, судьба — все было в этом эпизоде, и осталась ее Зойка в памяти не ролью — живым человеком, встреченным на дорогах войны.

 

Ее героини всегда были необычайно живыми и «по-ковелевски» остро-неожиданными, часто — смешными, порой — трогательными.

 

В знаменитой товстоноговской «Хануме» она играла вторую сваху — не первую, королевски-победительную и неизменно удачливую (это коронная роль Л. Макаровой, режиссер и первый выход ее поставил, как восшествие на трон). Нет, ее Каботэ — существо гораздо более скромное, но… Вот тут-то и начинался фейерверк «по-ковельски». И хитрая-то она, и находчивая, и азартная, и по-детски непосредственная. Именно по-детски. «детскость», по-моему, была ее второй, артистической, натурой.

 

Она была неуемная. Все-то ей было интересно. И чем экстравагантнее, тем лучше. Клара Цеханасьян в трагикомедии Ф. Дюрренмата «Визит старой дамы»(постановка В. Воробьева) — роль как раз по ней. Сплошные парадоксы. Жаль только, что режиссер (мне так кажется) не пустил ее в глубины психологии — она бы такого там смогла пооткрывать… Полыхнула своим рыжим париком…

 

По-моему, она всегда была рыжая. По внутреннему «окрасу». Своеобычности.

Татьяна МАРЧЕНКО

 

 

Стельмашевская О. Баттерфляй улетела навсегда... // Киевские ведомости. 1998

Для театрального Санкт-Петербурга она всегда была родной, трудно представить Валентину Павловну Ковель на сценических площадках Москвы, например. С Большим драматическим театром, с именем Георгия Александровича Товстоногова связана вся се жизнь. Не одно десятилетие она блистала на прославленной сцене в спектаклях «Энергичные люди», «История лошади». Когда Центральное телевидение записало на пленку знаменитую «Хануму», Валентину Ковель (роль свахи Кабато) узнала и полюбила вся страна. В ноябре прошлого года Валентины Павловны не стало... Теперь, видимо, навсегда из афиш Большого драматического исчезнут ее знаменитые спектакли. А в санкт-петербургском Театре Сатиры место исполнительницы главной роли в «Баттерфляй, Баттерфляй...» тоже останется вакантным. Предваряя телеверсию этого спектакля на канале СТБ, мы попросили рассказать о Валентине Ковель известную переводчицу, лауреата премии Института итальянской драмы Тамару Яковлевну Скуй

- Думая о Вале, я вспоминаю, что редко кто называл ее Валентиной или Валентиной Павловной. Только Валей.

 

Даже в 75 лет - Валя. Однажды в Санкт-Петербург приехал Альдо Никколаи, автор «Бабочки», а вместе с ним - директор Института итальянской драмы. Увидев Валю сначала на сцене, а затем в ресторане, итальянские гости в один голос сказали, что такой актрисы они не видели никогда! Увлеченный ее талантом и мастерством, Никколаи загорелся желанием написать специально для Вали новую пьесу. И написал. Это комедия под названием «Реквием по Радамесу». Там две немолодые оперные певицы бурно выясняют отношения, с ревностью вспоминают любовников, говорят о прошлом, мечтают о будущем... В спектакле должны были играть Валя Ковель и Ира Соколова. Теперь эту пьесу Валя уже не сыграет.

 

...Часто вспоминаю два эпизода. Первый - наше знакомство. Она увидела меня на какой-то шумной тусовке, подошла и сказала: "Отдай сумку!" Моя сумка была новая, импортная. Я - остолбенела, но поняла, насколько велико чувство юмора у этого человека: такая ситуация возможна только между двумя незнакомыми, но эксцентричными женщинами. Второй эпизод - вечеринка в ресторане "Кэт". Семидесятилетняя Валя настолько увлекла в танце двадцатилетнего юношу, что тот из официантов решил податься в артисты.

 

...Прошлым летом Валя уехала с БДТ на гастроли в Израиль. Был разгар лета, невероятная жара. Я умоляла ее: "Валя, это будет безумно трудная поездка, побереги себя". "Не волнуйся, все будет нормально". И уехала. По возвращении в августе она позвонила и стала жаловаться на здоровье. В конце месяца ее уже положили в больницу, сделали одну трепанацию, затем вторую. Долгое время к ней не возвращалось сознание, и не было никакой надежды, что она вообще выживет. Потом ей стало лучше. Но ненадолго... Когда в ноябре Валентину Павловну хоронили, на панихиду пришел, кажется, весь театральный Санкт-Петербург. Кирилл Лавров сказал: "Валя, куда ты ушла? Нет Георгия Александровича. Нет Владика Стржельчика, нет Вадика Медведева. Куда вы все ушли? Я остался один. Валя, до скорой встречи..."

 

В последние годы у нее было много потерь. После того, как не стало мужа, она жила с дочерью и внуком. И хотя безумно любила их, все равно кого-то рядом не хватало. Большим счастьем для нее было участие в спектакле Театра Сатиры «Бабочка, Бабочка...». Как известно, эту пьесу в конце 70-х мечтала сыграть Бабанова. Я даже специально приехала в Москву поработать с ней над текстом. Пьесу хотел ставить Гончаров, но министерство не разрешило. Они вызвали к себе Марию Ивановну и сказали: "Вы же такая замечательная артистка, а хотите играть проститутку". Она ответила: "Но это же не просто проститутка, а человек, который живет фантазиями, иллюзиями". Никакие объяснения и увещевания на наших министров не действовали. Играйте, мол, что хотите, кроме этого... Ковель не первая российская актриса, принявшая участие в «Бабочке». Вначале пьесу показали в санкт-петербургском Театре киноактера, и Альдо Никколаи также посещал премьеру. Хотя писал он это произведение для известной итальянской примы Паолы Барбони, думаю, автор убедился, что лучше русских актрис эту пьесу не сыграл никто. При том, что «Бабочка» - идет сейчас почти по всему миру, а Никколаи видел в спектаклях примерно 50 актрис...

 

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий