Лосев Сергей Васильевич

Лосев Сергей Васильевич

Заслуженный артист России 

 

Окончил Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии в 1975 году.

В труппе театра с 1980 года.

«За большой вклад в развитие и сохранение русской словесности» награждён медалью Пушкина (2009).

 

Играл в спектаклях

«Энергичные люди» В. Шукшина (Простой человек), «Общественное мнение» А. Баранги (Ионица), «Жестокие игры» А. Арбузова (Ловейко), «Дундо Марое» М. Држича (Хозяин харчевни), «Перечитывая заново»  Н. Погодина, И. Шведова (Матрос), «Оптимистическая трагедия» В. Вишневского (Вайнонен), «Волки и овцы» А. Островского (Павлин), «Мы, нижеподписавшиеся» А. Гельмана (Проводник), «Мачеха Саманишвили» Д. Клдиашвили (Аристо), «Смерть Тарелкина» А. Колкера (Чиновник), «Иван» А. Кудрявцева (Вася Фунтик), «Сад без земли» Л. Разумовской (Старик), «Визит старой дамы» Ф. Дюрренматта (Телерепортер), «Театр времен Нерона и Сенеки» Э. Радзинского (Диоген), «Удалой молодец – гордость Запада» Д. Синга (Отец Рейли), «Женитьба Бальзаминова» А. Островского (Чебаков), «Семейный портрет с посторонним» С. Лобозерова (Михаил), «Мещанин во дворянстве» Ж.-Б. Мольера  (Журден), «Мамаша Кураж ее дети» Б. Брехта (Писарь), «Киноповесть с одним антрактом» А. Володина (Филимонов), «Коварство и любовь» Ф. Шиллера (Полицейский), «Ревизор» Н. Гоголя (Абдулин), «Пиквикский клуб» Ч. Диккенса (Фогг, Тапмен, Додсон), «Лес» А. Островского (Восмибратов), «Борис Годунов» А. Пушкина (Народ), «Веселый солдат» Н. Садур (Санитар Лемке), «Парочка подержанных идеалов» по драме Г. Ибсена «Росмерсхольм» (Ульрик Брендель), «Двенадцатая ночь, или Как пожелаете» У. Шекспира (Капитан Антонио), «Таланты и поклонники» А. Островского (Великатов), «Дом, где разбиваются сердца»Б. Шоу (Менген), «Черная комедия» П. Шеффера (Гарольд Корриндж), «Власть тьмы» Л. Толстого (Митрич), «Ночь перед Рождеством» Н. Гоголя (Чуб), «Месяц в деревне» И. Тургенев (Игнатий Ильич Шпигельский) ,«Школа налогоплательщиков» Л. Вернейля и Ж. Берра (Лашапелод).

 

 

Участвует в спектаклях

Основная сцена БДТ: «Время женщин» Е. Чижовой (Хрущев), «Что делать» по мотивам романа Н. Чернышевского (Чиновник по особым поручениям уголовного сыска; Полицейский), «Гроза» А. Островского (Савел Прокофьевич Дикой).

 

Вторая сцена БДТ: «Алиса» А. Могучего, С. Носова, С. Щагиной (Гусеничка), «Томление» У. Бойда (Редька Андрей Иванович).

 

Фильмография

 «Последнее лето детства» (1974), «Старые друзья» (1976), «Нос» (1977), «Аллегро с огнем» (1979), «Голый король» (1979), «Незнакомка» (1979), «Несравненный Наконечников» (1981), «Путешествие в Кавказские горы» (1981), «Влюблён по собственному желанию» (1982), «Кража» (1982), «Мера пресечения» (1983), «Пацаны» (1983), «Уникум» (1983), «Колье Шарлотты» (1984), «Милый, дорогой, любимый, единственный» (1984), «Воскресный папа» (1986), «Мой нежно любимый детектив» (1986), «Пиквикский клуб» (1986), «Жизнь Клима Самгина» (1987), «Ищу друга жизни» (1987), «Мой боевой расчет» (1987), «Моонзунд» (1987), «Эти… три верные карты…» (1988), «Васька» (1989), «Криминальный квартет» (1989), «Духов день» (1990), «Новая Шахерезада» (1990), «Рассказы из разных карманов» (1990), «Мой лучший друг генерал Василий, сын Иосифа» (1991), «Скандальное происшествие» (1991), «Господня рыба» (1991), «Батман» (1993), «Два капитана — 2» (1993), «Страсти по Анжелике» (1993), «Глухарь» (1994), «Самолет летит в Россию» (1994), «Однажды в тридевятом царстве…» (1995), «Тихое подземелье» (1997), «Улицы разбитых фонарей. Менты-1. Охота на крыс. Моль бледная» (1998), «Я первый тебя увидел» (1998), «Танцуй со мной» (1999), «Тонкая штучка» (1999), «Агент национальной безопасности — 2» (2000), «Дом надежды» (2000), «Империя под ударом» (2000),«Агентство» (2001), «Первое мая» (2001), «Убойная сила-2» (2001), «Крот-2» (2002), «Лунные поляны» (2002), «У нас все дома» (2002), «Русский ковчег» (2003), «Бой с тенью» (2004),  Женский роман» (2004), «Шахматист» (2004), «Брежнев» (2005), «Семья» (2005), «Подлинная история поручика Ржевского» (2005), «Челябумбия» (2005), «Полумгла» (2005), «Острог. Дело Федора Сеченова» (2006), «Ораниенбаум. Серебряный самурай» (2007), «Красота требует» (2008), «Мины в фарватере» (2008), «Тайны следствия. Каменская – 5» (2008), «Судебная колонка» (2008), «Гаишники» (2008-2009), «Морские дьяволы 3» (2009), «Осведомлённый источник в Москве» (2009), «Смерть Вазир-Мухтара» (2009), «Слово женщине» (2009), «Катерина - 3» (2011), «Лето волков» (2011), «Тайны следствия - 9» (2011), «Молодожены» (2011), «Мос Газ» (2011), «Однажды в Ростове» (2012), «Хвост» (2012), «Катерина - 4» (2013, в производстве), «Хмуров» (2013, в производстве).

 

 

Пресса

Прокудин Н. Интервью с Сергеем Лосевым // Сертолово и окрестности. 2006. 1 марта

Корр.- Сегодня я беседую с Сергеем Лосевым, заслуженным артистом России, актером Санкт – Петербургского БДТ. Кто-то его знает по театральным ролям, кто-то по кинофильмам (лично я по фильму «Самолет летит в Россию»), а кто-то по радиопрограмме «Плавленый сырок» Виктора Шендеровича, где он пел и поёт сатирические куплеты, вместе с Борисом Смолкиным (дворецкий в теле сериале «Моя прекрасная няня»). Итак, оттуда вы родом? 

 – Я коренной Ленинградец. Вся моя жизнь прошла в Питере. Родился и вырос в Выборгском районе, ходил в детский сад, не подозревая, что он является памятником архитектуры и размещается в "даче Бенуа". Вернее размещался. Это в начале проспекта Науки, домик - здание деревянного зодчества, его уже два раза поджигали. Скоро, видимо, совсем сожгут, очень лакомый кусочек земли под застройку. В 1966 году окончил среднюю школу № 123. Я с детства любил физику и математику. В середине шестидесятых велись целые баталии, горячие дискуссии между "физиками" и "лириками". Кто важнее, кто нужнее?! И "физики" побеждали. Я часто участвовал на математических олимпиадах, у нас была своя компания, и мы, трое друзей, пошли в «физики», а затем вышло так, что с годами все стали «лириками». 

– Каков был путь из "физиков" в "лирики"?

– Я поступил в Университет, на математико-механический факультет. Это сейчас все вузы стали называться университетами, а тогда Университет был один. Для меня он и сейчас остаётся единственным, главным. Проучившись четыре года, ушел с пятого курса. Почему? В школе я занимался художественной самодеятельностью, любил театр и, естественно, поступив в Университет, пришел в театр-студию народного творчества Университета. Это великолепная школа театральных кадров! Преподавал тогда Владимир Викторович Петров, ныне профессор, завкафедрой в Театральной академии. В студии Университета делали первые творческие «шаги» такие впоследствии театральные корифеи как: Сергей Юрский, Игорь Горбачев, Иван Краско, Андрей Толубеев, Юлий Дворкин. Четыре года я занимался в университетской студии и меня, образно говоря, "засосало". За эти годы мы много всего играли, много гастролировали по всему Советскому Союзу. Нас принимали как настоящих профессионалов... Короче, я решил оставить университет. Мама была в шоке, вместо получения через год настоящей профессии, сын уходит в комедианты… 

- А почему бы, действительно, не доучиться в Университете, а затем, поступить в театральный вуз?

– Мне тогда пояснили сведущие люди, что после получения высшего образования, я имею право поступать в другой ВУЗ и получить другую профессию, лишь через два года. Мол, Родина затратила средства на твоё обучение, будь добр их, хоть частично, но отдать! А в "Театральный" принимали, кажется до 25, можно не успеть. В общем, лето 1971-го … после 4 курса, нас универсантов, для получения впоследствии звания лейтенант, отправили на сборы. Были такие курсы ЦАОК на полигоне под Лугой, а в это время идут экзамены в театральном институте… 

Я приехал уже на третий тур. Опоздал. Чего мне стоило убедить комиссию, дать возможность сдавать экзамены! Поставили условие: соберу все справки за один день – допустят. Я все собрал, не верят. Рассматривают недоверчиво печати и подписи. Все настоящее. Допустили. Мы поступали вместе с Андреем Толубеевым, у него тоже были проблемы, он ведь после Военно-Медицинской Академии пришел, из армии. Но оба все же стали студентами. У нас был очень серьезный, взрослый курс. Многие после армии. Нашими сокурсниками были: Игорь Ливанов (сейчас популярный артист кино), Маша Кузнецова (Н.Крупская в фильме "Телец" у Сокурова), Миша Долгинин из "Александринки"… 

– Выходит, преодолели все барьеры и сразу в театр? 

- Меня едва в армию не забрали. В перерыве между уходом из Университета и поступлением в Театральный, попытались призвать. Заступился Игорь Горбачев, мастер курса. Он тогда у властей в фаворе был, пошел со мной в военкомат, перед ним все полковники по стойке смирно стояли. Дали мне отсрочку на три с половиной года. И вот время прошло - весна 1975, в июне мне выдадут диплом актёра, с мая я уже должен репетировать в театре Комедии… "жизнь налаживается!"... И вдруг повестка за повесткой. На двухгодичную службу солдатом… Пришлось применить знания и опыт Театрального института - «сыграть» сотрясение мозга! Сыграл так, что мне даже хотели сделать трепанацию черепа! Давал расписку, что отказываюсь лечиться. Многие друзья считали, что меня Андрей Толубеев этому научил, а я сам сыграл. 

– Начали сразу в БДТ? 

– Нет. Я ж говорю, после института 5 лет работы в Театре Комедии. Тогда еще и не имени Акимова. С 1975 по 1980 год. В театр меня пригласил главный режиссер Вадим Сергеевич Голиков. Сыграл 19 ролей. Например, в спектакле «Баня», роль Победоносикова. Но вот сменился режиссер, главным стал Петр Наумович Фоменко. А он меня почему-то не видел в репертуаре и не занимал в новых спектаклях. Вижу ждать бессмысленно, меня свели с "Гогой", главным режиссером БДТ, Григорием Александровичем Товстоноговым. Как настоящий театральный профессионал, он долго расспрашивал: что, да как, да почему не подхожу я Фоменко. По окончании разговора, он мне говорит: «Ладно, я подумаю и найду вас». Понимаю, что это вежливый отказ. "Спасибо. До свидания." Иду к выходу. Но пока я шел через весь кабинет к выходу, он вдруг переменил решение: «Нэт, Сергей, знаете ли, лучше вы меня найдите…». Ага, конечно, это совсем другое дело, я то, как он выразился "найду его" точно! Так я оказался в БДТ, где служу уже 25 лет!

Много было всего - и приобретений, и потерь. Многому научился, многое пропустил, прозевал. Сейчас в начале нового столетия в российском театре довольно сложный период. Жизнь вокруг театра, в стране так изменилась, что пора менять стереотипы, т.е. представления о том, "что такое хорошо и что такое плохо" в нашей театральной жизни. Если раньше (до капитализма) антреприза была практически невозможна, то сегодня это реальный путь движения театра. Конечно, она ещё слаба, примитивна, порой просто пошловата, но лучшие примеры её возвращают нас в начало XX века – период расцвета театральной антрепризы. Всё это непосредственно отражается на актёрах, заставляя их выбирать между стационарном театром и антрепризой, между театром и кино. Проблем здесь море. 

– За что Вам присвоили звание Заслуженного артиста и какие у вы получили театральные премии? – В 1997 году, за роль Журдена в спектакле по Мольеру «Мещанин во дворянстве». Из театральных наград - диплом «Золотого софита» за роль второго плана в спектакле "Весёлый солдат" 

– Сколько ролей сейчас играете в БДТ? 

– В БДТ пять, а, кроме того, в антрепризах, недавний пример в Театре на Литейном по пьесе Фридриха Дюрренматта «История одного убийства». Работать приходится много, и не только в театре. 

– А такой вопрос, вы сейчас на радио «Эхо Москвы» поете куплеты в сатирической программе Шендеровича. Очень жалко телевизионную версию закрыли. Вы запись делаете тут или в Москве? – Конечно в Питере. 

– Но Смолкин ведь сейчас занят в сериале и когда он в Москве, как вы вместе успеваете спеть? Он ведь там безвыездно неделями работал! 

– Все очень просто. Я свою часть куплетов пою тут, а он в Москве. Посылаем на радио, там склеивают. Да, боюсь, за Бориса. Теряем очередного артиста для Питера! Эх, сколько уже их Москва украла! 

– Два месяца был перерыв на выборы в Государственную Думу у Виктора Шендеровича. Хорошо передача возобновилась. А нет притеснений за пение остросатирических куплетов? 

– Этого пока нет. Жалко, что на телевидении нет больше программы «Бесплатный сыр», всё-таки зрительный образ сильнее и веселее. 

– А вот вы говорите, приходится много работать помимо театра, в основном это антрепризы?

- Не обязательно. Всякое бывает. И концерты, и корпоративные вечеринки и детские программы на «Елках». В театре ведь зарплата такая, что… 

– А какая, если не секрет? 

– Очень большая! Я как заслуженный артист, на окладе в 3 300 рублей, с надбавками выходит около 5 000 р.! Но это в БДТ! В других театрах еще меньше. Поэтому приходится везде успевать. 

– Большая забота о культуре… 

– Не без того. 

– А что нового в репертуаре театра? 

– Репетируется "Мария Стюарт" Шиллера. Осенью состоялась премьера пьесы "Квартет" со звёздным составом. А весной по произведениям Виктора Астафьева поставили спектакль «Веселый солдат», где у меня роль "не большая, но со словами"…

– И как, хороший спектакль? В какой роли вы заняты? 

– Роль, как называется, второго плана, роль немца. А вы приходите посмотреть. Материал очень хороший, Астафьев, это жёстко и правдиво! 

– Скажите Сергей, а какое у вас хобби? 

– Увлекаюсь шахматами и компьютером. Регулярно проводим первенство театра по шахматам, я постоянно в призерах. 

– Какие творческие планы? 

– Репетирую в БДТ, в весёлой антрепризе и кое-что в кино намечается.

– Вы в Сертолово часто бываете? 

-- Конечно. В основном проездом. У меня дача в Грузино: ДСК «Культура». Там и Иван Иванович Краско, и Михаил Бояский, и еще многие другие замечательные артисты. По дороге в садоводство посещаем ваш рынок.

– А газету «Сертолово и окрестности» читать случается? 

- Нет, как-то не получается. За исключением того номера, посвященного юбилею Ивана Ивановича Краско. 

– Дядя Ваня наш земляк, он родом из Вартемяки. А вы с ним где-нибудь играли? 

- В основном на телевидении, в сказках, еще на радио. 

– Надеюсь, после опубликованного интервью, теперь будете чаще читать наши газеты. Будучи проездом через Сертолово берите на рынке еженедельный номер. А этот материал появится в предновогоднем выпуске. 

– Спасибо. Всех с наступающим Новым 2006-м годом!!!

Беседу вел Николай Прокудин

 

 

Ткач Т. Действующие лица: Сергей Лосев // Театральный Петербург. 2005. №5(85)

Заслуженный артист России Сергей Васильевич Лосев вот уже четверть века служит в прославленной труппе Большого драматического театра имени Г.А. Товстоногова. Ему посчастливилось работать с тем, чье имя носит этот прославленный коллектив. Но творческая жизнь Сергея Лосева не ограничивалась подмостками БДТ. Петербуржцы хорошо знают этого замечательного актера по спектаклям Театра комедии и, конечно же, по легендарным капустникам «Четвертой стены»...

- Я учился в нашем университете - тогда Ленинградском государственном - на матмехе и, кстати, очень любил свою профессию. В то время актуальной была проблема «физиков и лириков», причем физики били тогда лириков по всем статьям. Даже на примере моих однокашников это видно. Теперь они достаточно известные люди, а в ученические годы один занимался литературой, другой - музыкой, а я - театром. Окончив школу в 1966 году, все мы поступили в технические вузы. Но по прошествии 5-6 лет, один пошел в консерваторию, второй - в литинститут, я же - в театральный.

Ведь в Университете, как только мы вернулись из колхоза, где собирали картошку, я отправился в театральную студию, которую возглавлял Владимир Викторович Петров, ныне именитый профессор Театральной академии. Конечно, он отравил меня театром окончательно. Года два я еще занимался наукой с трепетом, но потом вовсю стал играть в студенческом театре. Через студию Университета прошла треть актеров и режиссеров тогдашнего Ленинграда. Были такие генералы актерского дела, как Юрский и Горбачев, а также актриса Татьяна Щуко, режиссеры Юлий Дворкин, Вадим Голиков и многие, ныне работающие на радио. Вот эта театральная студия решила все. Я ушел с пятого курса: если бы закончил, то должен был бы тогда отработать два года по своей специальности «Техническая кибернетика», да и для абитуриентов театрального института был возрастной ценз. Наш курс оказался самым старым: средний возраст поступивших - 21 год, немало пришедших из армии и т.д., что было хорошо, ведь выбор профессии сделан сознательно, не так, как в 16-17 лет. Курс был дружный, достаточно способный, и многие стали известны: Игорь Ливанов, Анатолий Рудаков, Ирина Пярсон, Миша Долгинин.

- Вы себя видели комедийным актером или не ограничивались рамками амплуа?

- Понятие «амплуа» ведь очень размыто. Сейчас, увы, «комедийное» представляется как юмористическое. А на самом деле, что такое комедийный жанр... Смех сквозь слезы - как определить, куда отнести: к смеху или к слезам, это драма или же комедия?

- Чем запомнилась учеба?

- Тем, что были молоды: все возможно, впереди - только радость.

- И какую радость подарил Театр комедии, в который вы попали после института?

- Меня взял туда Вадим Сергеевич Голиков. В Театре комедии тогда был период становления. Вадим Сергеевич - человек очень интересный, очень театральный. Он был склонен к философствованию: ставил, допустим, Бернарда Шоу, «Село Степанчиково» Достоевского. Это он пригласил Фоменко, и Петр Наумович как очередной режиссер ставил мольеровского «Мизантропа», Жироду и многое другое. В Комедии я сыграл девятнадцать ролей - роли разнятся, конечно. Был Победоносиков, например, в постановке «Баня» Александра Аркадьевича Белинского. Пьесу Маяковского, естественно, немножко переделали. Шел 1977 год, и в годовщину 60-летия советской власти Победоносиков появлялся на балконе в современном костюме, поучая, как надо играть. Тогда это звучало достаточно остро. Шли «Характеры» по шукшинским рассказам, играли, конечно, Чехова... Но когда Голиков вынужден был уйти из театра и Петр Наумович стал исполняющим обязанности главного режиссера, у нас что-то не заладилось: Фоменко меня не видел ни в каких ролях - год не видел, два не видел. Думаю, что же буду сидеть, и направился к Георгию Александровичу Товстоногову. Я ведь играл почти во всех отрывках его учеников (учились мы параллельно с его режиссерским курсом). Поэтому я и набрался наглости. Правда, пришел с подачи Андрея Толубеева, моего однокашника, который и провел меня в театр (в то время непросто было даже к кабинету подойти). Товстоногов предложил подождать до конца сезона, сказав, что сам найдет меня. Я сразу понял форму вежливого отказа. Но пока шел к двери, он окликнул меня: «Подождите, лучше вы меня найдете». И это принципиально меняло ситуацию: я-то найду его точно. И осенью ему позвонил. Выпускался спектакль «Волки и овцы», и я попал туда на чисто возрастную роль Павлина. Ну а потом пошло. Георгий Александрович каждому давал шанс. И если человек, получив роль, справлялся с нею, то он оказывался в обойме. У меня была серия вводов более-менее удачных, потому, в общем-то, все и сложилось. Значимой для меня стала роль патриота партии коммуниста Вайонена в «Оптимистической трагедии» - я репетировал ее от начала до конца. В нескольких спектаклях, может, и менее значительных, присутствовал при процессе, что и было самым главным, самым интересным: «Иван» с Евгением Лебедевым (мой персонаж назывался «Фунтик»), «Смерть Тарелкина» - я в массовке (хотя Товстоногов сказал, что это не массовка, а большие артисты, - фраза относилась не ко мне, потому что я небольшого роста).

- Работа с Товстоноговым была экзаменом? 

- Естественно, ведь ты с живым классиком работаешь, и спектакли его нравятся тебе не потому, что про них хорошо пишут, а потому, что сам их видел, и тебе они понравились. Потом это прошло. В работе Товстоногов был прост, в себе не нес никакого ощущения собственной гениальности. У него точное видение, конкретные режиссерские предложения, актерские задачи. Но поначалу я действительно был зажат: все-таки Мастер. Однажды после репетиции он меня оставил: «Ну, Сергей, в чем дело? Вы уже в театре, вас никто не отчислит, поэтому расслабьтесь, не нервничайте!».

- А чувство вдохновения вам знакомо?

- Я два раза испытывал вдохновение. Впервые, когда играл гоголевскую «Женитьбу»: я - Подколесин, Андрюха Толубеев - Кочкарев. И второй раз, когда играли «Жоржа Дандена», пьесу Мольера. Не знаю, с чем сравнить... Вы испытывали когда-нибудь страсть? Не любовь, а страсть? У меня такое было, поэтому могу сравнивать. С этим ты ничего не можешь поделать. Вдохновение длится, наверное, секунд тридцать. Как

и страсть - она не может быть долгой, человек умирает от этого чувства, как Ромео и Джульетта, человек умирает изнутри, он устает от предельности этого чувства. Так и здесь. Но за эти тридцать секунд я поражаюсь сам себе и ощущаю изумление зрителей, чувствую, что происходит нечто такое, идет такая волна а-а-ах... И я удивляюсь своим рукам, своим интонациям, смотрю на партнеров, вижу, как они глядят на меня широко раскрытыми глазами, чуть ли не пальцем показывают - ощущение открытия. Потом ничего подобного не повторялось. Я разговаривал с другими артистами, так у них и этих разов не было. Пытаешься повторить, схватить, как же это было - нет ничего, все улетучилось. А как случилось, Бог знает!.. Конечно, профессионализм дает некие навыки - от чего к чему идти. Как слесаря учат, так и здесь: раз есть процесс технологический, то существуют и его законы - актера в принципе можно научить. Но вдохновение нам не подвластно.

- С уходом Георгия Александровича не возникало чувства растерянности: как дальше жить?

- Георгий Александрович уходил ведь почти два года, на наших глазах. Становился все слабее и слабее. Последняя его постановка «На дне» была удивительной! Он собрал всех участников у себя в кабинете. Я не первый, но последний раз присутствовал при классическом режиссерском анализе пьесы, причем достаточно известной. Три часа он рассказывал, как видит эту пьесу, как роли расходятся, где они сходятся, потом я репетировал... В чем выражалась его старость? Вот он работает с артистом, объясняет, но тот не очень понимает и неправильно делает. Товстоногов опять с ним разговаривает, иногда отзывает в сторону, третий, четвертый раз... Прежде бы он назначил другого, а здесь процесс повторялся: ну ладно, пойдем дальше.

- Вы не удивились, получив роль Великатова в «Талантах и поклонниках»?

- Мне казалось, что у Островского сама фамилия подразумевает сочетание «великого», «большого» и деликатного. Наверное, раньше так и было в истории этой пьесы: на сцене появлялся большой, чуть неуклюжий человек себе на уме. А тут я, лысый, маленький - и вдруг миллионер. Когда работали с режиссером Николаем Пинигиным, пытались определить натуру этого человека. Конечно, дело не в росте, а во внутреннем состоянии. Я ведь в жизни не такой, как Великатов в пьесе. Он достаточно крепкий человек, молчаливый, больше думает, чем говорит, у него внутренняя энергия сильная - потому он и забирает с собой актрису, ведь она не пошла бы с кем-либо другим. У меня, увы, такой силы нет по жизни: я, в общем-то, размазня. И побыть значимым мне интересно, хотя бы те три часа, пока идет спектакль.

- Что-то меняет в характере опыт прожитых ролей, вы себя воспринимаете по-новому?

- Пожалуй, нет… Почему репетиции для меня важнее спектакля? Именно в процессе репетиции многoe  выясняешь, как при чтении книги. Вдруг находишь новые мысли, и они необязательно связаны с ролью, приходят какие-то обобщения - это интересно.

- Вы работали в «Лесе» с режиссером Адольфом Шапиро?

- Я-то хотел, конечно, сыграть Аркашку Счастливцева. Подошел к Шапиро и говорю: «У вас бывает двойное распределение, господин режиссер?». Он меня первый раз видит, недоумевает. Но я продолжаю: «Знаю, что у вас эту роль будет играть Андрей Толубеев. Можно, я вторым составом пойду?». В роли Аркашки столько горечи, столько юмора! Боль какая - то за ним стоит. Ничего этого я, конечно, не сказал. Но, может, благодаря разговору я хотя бы какую-то роль получил в «Лесе», иначе ничего бы не дали. Меня ввели в «Бориса Годунова», играю человека из народа. Отлично придумал Чхеидзе толпу - пять человек символизируют народ. Когда смотрел премьеру из зала, мне очень понравилось: условность, но очень убедительная.

- Вы актер, склонный к яркой подаче. В этом качестве себя во всем блеске проявили в «Четвертой стене»...

- «Четвертая стена» - отдельный разговор, иная песня. «Четвертая стена» - это Вадик Жук. Он заканчивал театроведческий, там начал сочинять капустники. И первый его капустник, «Птицы», был запрещен. Он рассказывал, как его вызвали в КГБ в Большой дом и попросили сыграть для сотрудников, запретив играть где-либо. Абсурд! Как они запрещали Солженицына, но читали, так запрещали капустники, но смотрели, веселились при этом, наверное, сами.

- Как же вы нашли друг друга?

- То, что в результате организовалась компания из семи человек - пять актеров, Жук и аккомпаниатор Марина Мишук, концертмейстер из Мариинки, - было результатом естественного отбора. Даже не помню, как появился я - наверное, кого-то заменял. Но в конце семидесятых возникла вот такая группа.

- И в период перестройки выступали вы в роли трибунов, ораторов, собирая полные залы?

- Поначалу нам разрешали играть только в ВТО и во Дворцах творческих союзов - писателей, архитекторов - совсем узкий круг. Как нас принимали в Москве! Причем кто?! Мы там играли в еще старом здании СТД. Большие артисты, сидевшие в зале, нас чуть ли не на руках носили. Потому что Вадик Жук точно попадал со своими текстами во время. Мы писали вместе, сообща, он задавал тему, иногда даже форму, а мы импровизировали. Сатирически, иногда очень зло звучали, но, облеченные в форму, приглушали злость, превращаясь в художественное произведение. Когда началась перестройка, нам разрешили играть на публике. Саша Романцов даже отказался из-за этого участвовать, ушел, заявив: «Капустники – особый жанр, и, если он выходит на широкие массы, то теряет свой запал, сатирическую направленность».

- Вы человек, обладающий гражданским пафосом?

- Конечно, он мне не чужд. Но, честно скажу, пару раз я даже подходил к Жуку и говорил: «Вадик, может, не будем этот номер делать», - потому что было страшно. Ведь он высмеивал, обличал то, что казалось святым. Это сейчас мы понимаем, насколько все было гнило. А тогда он вскрывал и показывал подноготную, причем смешно это делал.

- Когда начались выступления в больших залах, сатира и публицистичность не стали превращаться в эстрадные репризы, как это происходит сейчас в КВН?

- Не секрет, что для КВН пишут профессиональные авторы, а не студенты. Жука даже поначалу обвиняли: вот смешно-смешно, а потом возникают вдруг какая-то печаль, горечь. Мы все - дети того времени. Когда исчез явный, открытый противник - я имею в виду коммунистическую идеологию со всеми ее атрибутами,- даже сатирики растерялись. И Жванецкий замолчал на некоторое время. Нам тогда предлагали: сделайте еще что-нибудь - нет, невозможно. Это удел молодых, уверенных в том, что они правы. А у нас осталась возрастная горечь от того, что теперь видим. А надежды-то были ох какие!..

Татьяна ТКАЧ

 

 

 

Мазурова С. Сергей Лосев: Играть Ленина в гриме было настоящим наказанием // Российская газета. 2005. 4 марта

Когда произносят фамилию этого актера - Лосев, то сразу вспоминают Великатова в "Талантах и поклонниках", Антонио в "Двенадцатой ночи", адвоката в "Пиквикском клубе" (в последнем спектакле за 25 лет Сергей Лосев сыграл трех персонажей!). А также одну из самых лучших его ролей - Журдена из спектакля-мюзикла "Мещанин во дворянстве". И еще одну ипостась, без которой Лосев не Лосев, а капустник не капустник: Сергей Васильевич - мастер разыгрывать смешные сценки, миниатюры, монологи, его юмор, темперамент, пластика, вокальные данные позволили ему стать ведущим исполнителем популярного капустника, известного под названием "Четвертая стена" (этот коллектив имел огромный успех не только в Петербурге, но всюду, где выступал). 

Недавно Сергей Лосев справил своеобразный юбилей: 25 лет на сцене БДТ им. Г. А. Товстоногова. Четверть века - это немало. Появился повод для встречи.

Я не товстоноговец.

 

В жизни Сергея Лосева было всего два театра: Комедии, где он работал первые пять лет после окончания театрального института, и БДТ, где он служит с 1980 года. Путь на сцену был необычным, "зигзагообразным". Сергей не верил в свой артистический талант (хотя сыграл еще в школьной самодеятельности Арбенина) и стал студентом матмеха университета. Как известно, в этом вузе существовал знаменитый народный театр. В нем играли будущие звезды сцены и кино: Юрский, Горбачев, Толубеев... Попав в этот театр, Сергей стал много играть и в конце концов решился на поступление в ЛГИТМиК на курс Игоря Горбачева. Ушел из университета с пятого курса! Когда Лосева называют актером товстоноговской школы (с великим режиссером он работал девять лет), он не соглашается: 

- Нет, это слишком ответственно. Актеры товстоноговской школы - это наши генералы, корифеи, которых он воспитал в буквальном смысле слова: Лавров, Лебедев, Борисов, Басилашвили...

 

Шахматные посиделки.

 

На столике в гримерке Лосева - шахматная доска с фигурками. Говорят, это самое любимое увлечение актера. 

- Хорошим партнером был Вадим Александрович Медведев (знаменитый актер БДТ, уже ушедший из жизни. - Примеч. авт.). Когда я пришел в театр, мы с ним, что называется, сразу вычислили друг друга и часто сидели за доской в гримерке, на гастролях. Теперь играем с Валерой Дегтярем, который делит со мной гримерку. Я провожу открытые чемпионаты, приглашаю на них актеров из Театра комедии, Мариинского, Литейного. Устраиваем шахматные посиделки. Эх, какие раньше были гастроли! На все лето уезжали. Это так сплачивало коллектив! Театр был домом на самом деле. Сейчас все разбегаются по своим "кельям". Играют "на стороне" - в антрепризах... Герой-любовник? Смешно... 

 

Актерская жизнь, считает Сергей Лосев, неизбежно сопряжена с юмором. Нельзя слишком серьезно относиться к профессии. Иначе ты станешь "монументальным". Самые известные народные артисты, как известно, были большими шутниками, шалунами. История знает немало театральных баек, смешных розыгрышей. 

...Однажды Сергей Лосев решил разыграть своего партнера Юрия Демича. Был выездной спектакль по пьесе Арбузова в одном из ДК города. Красавец Демич играл геолога. 

- Я уводил у него жену. Хотя это было само по себе смешно. Я - герой-любовник! С моей-то внешностью... Как-то я сделал себе тайком грим - один в один как у Демича: волосы, усы, борода. И вышел на сцену. Юрка посмотрел, не очень воодушевился, ладно, так и прошло. Но кто-то тут же донес дежурному режиссеру о моей шутке. Тот вызывает меня и говорит: "Мне сказали, что вы сделали себе грим Ленина (?!). В наказание теперь три спектакля будете играть в таком виде!" И я играл. Это было действительно наказание: клеить все эти вещи... 

- Вас не путают с Дуровым? Или с Броневым? Уж очень вы похожи! Есть забавные истории по случаю? 

- Меня путают с другим актером - Вадиком Лобановым. Мы одного возраста, он такой же лысый, полненький, кругленький. Он сыграл следователя в каком-то сериале. После этого ко мне часто подходили зрители и расспрашивали о съемках. Сначала я честно признавался в том, что я не он, а потом начал отвечать за него. И автографы за Лобанова давать. "Ты покажи мне свою подпись, чтобы я знал, как расписываться", - говорю ему каждый раз при встрече.

 

Недавно сыграл Хрущева.

 

- Сергей Васильевич, сегодня вы не много заняты в родном театре? 

- К сожалению, да. Мало играю. Есть еще небольшая ролюшка в постановке Чхеидзе "Борис Годунов". Я там в "народе" выхожу, такой простолюдин. Сейчас репетирую маленькую роль немца в постановке Геннадия Тростянецкого к 60-летию Победы. Есть работа "на стороне". В Театре на Литейном занят в спектакле по Дюрренматту "История одного убийства", поставил его Олег Куликов, бывший актер БДТ. Только что начали работу в "Балтийском доме". У меня роль Санчо - о такой только мечтать! - в спектакле Андрея Могучего "Дон Кихот". В кино работа есть. Сериалы скоро выйдут. Например, сериальчик про ментов, веселый такой, с комическим уклоном. И сыграл Хрущева в фильме Сергея Снежкина про Брежнева. 

- О какой роли мечтаете? 

- Открою любую книгу и нахожу для себя как минимум одну-две роли. Уже не говорю о пьесах. Хочется играть! Как маленьким детишкам, у которых диатез, а они просят апельсины, - им же не объяснишь, что нельзя это есть... Чехов весь мой! Островский - мой! Раньше я играл Шукшина и читал его рассказы. Сейчас с эстрады читаю рассказы Чехова. "Наш" человек - Зощенко, умнейший, ироничный, глубокий, люблю его. Я вам так скажу по поводу моего юбилея: 25 лет в БДТ, наполненные большими актерскими работами, а все главное еще впереди. Серьезно. Это прелестно, когда знаешь, что есть перспективы...

Светлана Мазурова

 

 

Полубарьева М. Сергей Лосев: математик, шахматист, по призванию — артист! // Московский Комсомолец в Питере. 2005. 23 февр.

Жили-были три друга. Один ходил в музыкальную школу, другой пописывал рассказики, третий занимался в театральном кружке. Потом они выросли и разошлись по техническим вузам — один в Бонч-Бруевича, другой в московский физтех, третий на матмех ЛГУ. Но в один прекрасный день проснулся в них предательский гуманитарный ген. А в результате первый стал композитором, второй редактором в известной питерской газете, а третий... Актер театра и кино Сергей Лосев нынче отмечает «серебряную свадьбу» с БДТ.

Несмотря на то, что воспитывали Сергея Васильевича две женщины, мама и бабушка, главную роль сыграли отцовские задатки: актер до сих пор вспоминает блистательные выступления папы в самодеятельном спектакле «Свадьба в Малиновке». Лет в семь первоклассник Лосев произвел фурор на родительском собрании в пионерском лагере актерским этюдом, в котором он, облаченный в юбку из листьев, изображал папуаса-охотника. В школьном кружке художественной самодеятельности ближе к выпуску он достиг таких высот, как Арбенин в «Маскараде». И даже исследуя функции и укрощая интегралы в университете, Сергей пропадал в знаменитой театральной студии ЛГУ, из которой вышла целая плеяда звезд, включая Андрея Толубеева, учившегося тогда в ВМА. Кстати, вместе с Толубеевым Лосев и поступил позже в театральный на курс Игоря Горбачева, оставив универ на пятом курсе. Мама заливалась слезами и умоляла порадовать ее почти созревшим дипломом, но что поделаешь — гены! «Я очень любил математику. Но если бы раньше оказался в театральном, может быть, и моя актерская судьба сложилась бы удачнее?» — сомневается Лосев.

 

«Пятилетка» в Театре комедии окончилась затянувшимся творческим простоем. Выручила давняя студенческая дружба: Толубеев помог проникнуть в БДТ. «Товстоногов сразу меня вспомнил: я участвовал в спектаклях студентов его режиссерского курса. Наш разговор он закончил словами: “Ну, я вас найду”. Я понял: вежливая форма отказа. Уж не знаю, что случилось, пока я сделал семь шагов к двери, но вдруг Георгий Александрович меня остановил: “Нет, Сергей, давайте лучше вы меня найдете”. Принципиальная разница: уж я-то его точно не потеряю!» Поначалу «новобрачный» чувствовал себя несколько скованно в компании знаменитостей.

 

«Когда репетировал Вайонена в “Оптимистической трагедии”, Товстоногов меня дважды задерживал: расслабьтесь, не надо ничего бояться, вы уже в театре, вас никто не уволит». С годами неловкость прошла, но скромность и мягкость, следствие дамского воспитания, остались. «Однажды играли с Басилашвили в спектакле “Волки и овцы”. У меня там была небольшая роль. Стало известно, что артист, игравший Мурзавецкого, уходит. Олег Валерьянович меня спросил, не хочу ли его заменить. Конечно, хочу: это просто моя роль! “Так почему тебе не написать заявку Товстоногову?” — подсказал Басилашвили. На что я искренне удивился: Товстоногов меня недавно взял, и если бы хотел, сам бы назначил. Знаменитый артист только недоверчиво протянул: “А... Ну-ну!” Тогда я понял, что в театре нужно не просто быть, но и периодически напоминать о том, что ты есть!»

 

Как в обычной семейной жизни, было много и горького, и смешного. «Знаменитый спектакль “Тихий Дон” начинался с того, что в теплушке мы, казаки, едем домой с империалистической войны. Все смотрят вдаль, ждут появления знакомых мест, и кто-то первым кричит: “Дон, Тихий Дон!” Товстоногов всегда требовал полной отдачи: уж если кричать, то от всей души. Однажды один из артистов, когда сосед уже открыл рот, чтобы разразиться пафосным криком, едва слышно осведомился: “Вы не скажете, что это за речка?” И после ответа, прозвучавшего на весь зал, продолжил: “Что же вы так кричите, я прекрасно слышу”. В массовке будто бомба взорвалась: все раскололись!» Тот же Дон подвел артистов на гастролях в Венгрии. Отработав первую сцену, Лосев и Медведев нашли укромную комнатку и наладились сражаться в шахматы. Да так заигрались, что Медведев едва поспел к своему выходу. «Я остался обдумывать следующий ход, так что о том, что случилось на сцене, узнал потом от очевидцев. Юра Демич, стоявший лицом к зрителям, увидел, как у его партнера Кирилла Лаврова лицо исказилось от ужаса. Оказалось, что Медведев, подходя к кулисам, понял, что опоздал минуты на полторы — а сценическое время догнать невозможно! Его текст уже начали «раскидывать». Медведев, чтобы не появляться совсем не к месту, возник... прямо из Тихого Дона. А Дон по замыслу художника Кочергина изображал стальной полумесяц, который поднимали четыре монтировщика. Опоздавший артист поднял «Дон» в одиночку, пролез в щель и вступил со своей речью. И тут у всех на глазах у героя на лбу начала набухать здоровенная шишка. Когда после спектакля Товстоногов примчался, чтобы устроить Медведеву разнос, увидел на его голове бляху размером с кулак и так растерялся, что ограничился констатацией факта: «Это вам в наказание!» История получила название «шахматная шишка». Однако шахматы до сих пор не покидают гримерку Лосева, хотя теперь он относится к ним с большой осторожностью.

 

Какая семья без бытовых неурядиц! Однажды у Лосева-Журдена (из «Мещанина во дворянстве») прямо на сцене сломался каблук. Шепнул партнеру: «Скажи, что у меня отломился каблук!» — в надежде, что реквизиторы успеют приготовить новые туфли к очередной сцене. Партнер решил, что планируется какая-то импровизация, объявил на весь зал: «У вас каблук отвалился!» Бедному Журдену пришлось выкручиваться, а критики потом разгадывали замысловатый режиссерский ход.

 

«Семейным хобби» стал знаменитый театральный капустник «Четвертая стена», в котором шестерка балагуров под предводительством Вадима Жука разыгрывала сатирические сцены. За «стеной» Лосев примерил на себя роли нескольких вождей — Ленина, Хрущева и Горбачева. Благодаря этому артисту потом удалось сыграть Ильича в совершенно серьезном телевизионном фильме об истории создания комсомола. А недавно побывал Хрущевым у Снежкина в ленте про Брежнева.

 

Кино Лосев «изменой» театру не считает, хотя большинство зрителей знают его как раз по фильмам («Самолет летит в Россию», «Духов день», «Агент национальной безопасности», «Менты»). Нельзя сказать, чтобы сегодняшней «семейной жизнью» с БДТ актер был вполне доволен. Параллельно играет в Театре на Литейном, репетирует в «Балтдоме». «Напишите обязательно, что главные роли еще впереди: после “серебряной свадьбы” актерская жизнь только начинается!»

 

...А «первая любовь», математика, с годами так и не забывается. Знакомым студентам актер Лосев частенько помогает решать задачки. Недавно одна девушка с его помощью даже поступила в вуз.

Марина Полубарьева

 

 

Урес А. Надо уметь посмеяться над собой, тогда к тебе будут относиться серьезно... // Невское время. 2004. 5 февр.

- Сергей Васильевич, вы относитесь к разряду актеров чрезвычайно жадных до работы. Это можно даже назвать всеядностью. Помимо БДТ, где вы служите уже много лет, начиная с золотой товстоноговской поры, вы еще участвуете во всяких театральных экспериментах, даже не всегда громких и престижных, снимаетесь в кино и на телевидении, не брезгуете и рекламой... В какой из этих областей получаете наибольшее удовлетворение?

- Любой артист на моем месте, если бы ему предложили что-нибудь приличное или даже не очень приличное, но связанное с нашей профессией, схватился бы, думаю, не хуже меня. Артисты хотят играть. Чаще у них это не выходит не по их вине. Просто потому, что нет предложений или все места заняты. В театре хочется играть намного больше. Причем не только мне. Даже Андрей Толубеев, который совсем не обделен в БДТ ролями, стремится играть как можно больше.

А вне театра основной мой и моих товарищей заработок - это всяческое проведение концертов, презентаций, дней рождений богатеньких и не очень богатых, а просто хороших людей по их просьбам. А театр по денежным знакам где-то на пятом месте.

- А эти проведения вечеров, конкурсов и дней рождений не тяготят разве?

- Иногда тяготят. Но тогда придумываешь какой-нибудь ход, чтоб самому было интересно и напоминало актерскую профессию. Но больше-то всего хочется играть роли, нормальные пьесы. И приходится иногда за роль бороться. 

- Что это значит - бороться? Интриговать?

- Нет. Но если считаешь, что мог бы сыграть эту роль, а ее отдали другому - борись. Правда, это я сейчас с такой уверенностью об этом говорю. А в начале работы в БДТ был совсем наивным артистом. Меня тогда ввели в спектакль "Волки и овцы", играл эпизодическую роль - старичка Павлина. И как-то на этом спектакле сидели мы за кулисами с Олегом Басилашвили. А в ту пору стало известно, что исполнитель одной из главных ролей - Мурзавецкого - Геннадий Богачев должен лечь в больницу и надолго, на месяц-полтора. И вот Басилашвили спрашивает: "А ты бы не хотел играть Мурзавецкого, пока Гена в больнице?" - "Как же не хотеть?.. Это же моя роль!" Пауза. "Ну, и что же ты не сходишь к Товстоногову и не попросишь?" - "Как это, он же знает, что я в театре есть? Если бы хотел, то, наверно, назначил бы..." - "А... - сказал Басилашвили. - Ну-ну..." Со временем я понял: о себе надо думать и бороться за себя. И ничего нет зазорного в том, чтоб подойти к режиссеру по-человечески, по-актерски и сказать: "Дайте, пожалуйста, попробовать. Мне кажется, что я смогу это сыграть..." Правда, по-настоящему бороться все-таки не умею. Слишком мягкий характер. Не случайно мне и на "Ленфильме", когда снимаюсь в современных картинах, говорят: "Пожестче, пожестче надо. Это и про внешность, и про то, что внутри у вашего героя. Ваше обаяние хорошо, но..." И я стараюсь бровки сдвигать, лоб лохматить.

А что касается удовлетворения, то - как это ни банально звучит и как писал Анатолий Эфрос - "репетиция - любовь моя". Репетиция даже интереснее, чем спектакль. Когда ты в контакте с режиссером, когда он разрешает тебе хулиганить, фантазировать... это просто песня.

В кино совсем все другое. Кино понять не могу. Особенно туго приходится в сериалах. Не говорю уже про артистов, никто из них не может удержать в голове содержание всех, скажем, 12 серий. Но когда исполнитель спрашивает у режиссера: "А скажите, что произошло по сценарию за те две серии, пока меня не было? Что изменилось, ведь не слова же играть?", то не каждый режиссер на такой вопрос может ответить. Некоторые обращаются к ассистентам, и те им рассказывают. Сериалы потому и сериалы, что денежно и быстро. А быстро, как известно, хорошо не бывает.

- А есть фильмы с вашим участием, которые бы нравились?

- Что-то не припомню. Чаще бывает, что смотришь фильм и думаешь: "Вот там бы сняться, даже в эпизоде..."

- А как поживает университетский театр, который открыл вам дорогу на сцену?

- Не только мне. Когда в 1969 году праздновали юбилей - 25 лет университетской Студии, подсчитали, что треть актеров Питера, тогда Ленинграда, прошли через университетский театр. Это была будь здоров какая школа и кузница кадров.

Сейчас этот театр переживает, конечно, трудные времена. Но там по сию пору трудится Вадим Голиков, замечательный режиссер. Он приглашает нас с Андреем Толубеевым, и мы, как мэтры, отправляемся туда на посвящение молодых, вновь пришедших студийцев. С другой стороны, у них, конечно, проблемы с помещением. Но есть результаты - их последний спектакль получил первое место на театральном фестивале в Екатеринбурге.

Но я больше связан с университетским Центром эстетического воспитания, который находится на 14-й линии. Ректор Людмила Вербицкая планирует сделать из этого центра факультет искусств. Как в любом настоящем университете на Западе. Пока до этого еще далеко, но там уже читаются лекции по теории искусств, идут практические занятия по технике речи, движению, танцу... Ставятся спектакли. Правда, там тоже не хватает помещений. А когда их хватало? Вот сейчас режиссер и педагог по движению Игорь Качаев поставил в центре спектакль под названием Crazy fantasy. Это - пластический фарс. Текста нет, только движение. Вещь неожиданная, молодая, лихая, с прекрасной музыкой. И Качаев пригласил меня в этот спектакль. И вот я в свои 50 с пузом прыгаю вместе с молодежью. Это к вопросу о всеядности и экспериментальных постановках. Вот в феврале состоится премьера этого спектакля на нашей экспериментальной Малой сцене БДТ.

- Не тяжело прыгать с пузом вместе с молодежью?

- Не просто. Но пузо не прячу. Наоборот, надо уметь посмеяться над собой, тогда к тебе будут относиться серьезно.

Индивидуальные особенности фигуры мне понадобятся сейчас и еще для одной роли. Кинорежиссер Сергей Снежкин пригласил меня на роль Хрущева. Но там работа только начинается. Хотя Хрущева, как и Ленина, я уже играл, и не раз. На заре перестройки режиссер Малкин снимал картину о создании комсомола. Тогда только-только открылись всякие запретные факты. Он снимал трехсерийное кино, я играл роль Ленина. Портретный грим создавал гример, который работал над гримом Ленина - Смоктуновского. "Ну, с вами, - сказал он, - не сложно. Только нос спрямить. А вот со Смоктуновским были проблемы..."

Был у меня и более ранний опыт. Правда, для внутреннего, так сказать, употребления. Приезжали финны и снимали здесь у нас учебный фильм "Русский язык для финнов". Знаете, такие жанровые сценки: в аэропорту, в театре, в магазине... "Дайте мне, пожалуйста, 100 грамм водки...." В этом же сериале был фильм, глупее которого никогда не видел. Какой-то молодой финн разыскивал свою любимую русскую девушку и по дороге встречал почему-то исторических персонажей: академика Павлова, Чайковского, Распутина, Горбачева, Ленина... И всех их играл я. Наш замечательный гример БДТ Тадеуш делал мне портретные гримы.

Господи, да кого только не приходилось играть! Еще в пору существования ленинградского телевидения я сыграл роли людей 19 национальностей. Был индусом, негром, французом, евреем, грузином...

- Ностальгии по тем временам, когда так много работали, не испытываете?

- Нет, ностальгии нет. Конечно, был молод, и театр, в силу идеологии и множества запретов оказывался в более выгодном положении, чем сейчас. Любой намек, любая фига в кармане вызывали восторг. Была борьба с властью, с цензурой, появлялся азарт запретного плода. В "Смерти Тарелкина" обком сделал более 100 поправок. Слово "родина" заменить на слово "держава", потому что родина не может быть плохой, а царская держава - может. А теперь говорите, что хотите, никто и ухом не поведет. Но теперь на первое место вышла художественность, творчество. А художественность добывать куда как труднее.

Ностальгия есть только по упущенным возможностям, но это вообще свойственно молодости...

Беседу вел Александр Урес

 

 

 

Петросян В. Сергей Лосев // Невский обозреватель. 2001. 12-18 нояб.

Поклонники творчества артиста БДТ Сергея Лосева могут увидеть его на сцене театра "Комедианты" в пьесе Н. Гоголя "Женитьба" в роли Подколесина. О том, как он там оказался, и о многом другом Сергей Васильевич рассказал нашему корреспонденту. 

- Расскажите о себе и как вы стали артистом. 

- Вообще-то я математик по призванию, очень любил технику, участвовал в олимпиадах, но и в самодеятельности тоже участвовал. Но когда я понял, что Лобачевского из меня не получится, то решил стать, по крайней мере, артистом, которого любят. Так или иначе, проучившись пять лет в Университете, я все-таки поступил в театральный с условием, что мне не будут платить стипендию один год, потому что государство на меня уже потратилось, когда я учился на матфаке. И действительно, если говорить словами А.Эфроса, который назвал свою книгу "репетиция - любовь моя", это действительно так, я очень любил репетировать. Ну и в 1975 году я показался в "Театр Комедии" и был принят. Пять лет я там отработал. Надо сказать, время было очень хорошее, потом пришел режиссер Петр Наумович Фоменко, который меня не увидел (потом, правда, лет через десять, мы с ним заново перезнакомились) и не занимал в своих постановках. 

- Вы пришли в БДТ, когда там были корифеи советского театра. Не было страшновато в такой компании? 

- Все, кроме С.Ю.Юрского, еще работали. Я еще с Олегом Ивановичем Борисовым играл в "Оптимистической трагедии". Я там играл коммуниста, а он меня убивал. Страшновато быть вместе на сцене? Нет, пожалуй, может быть актер на публике и ведет себя как-то не так, но на сцене с партнерами этого нет. 

- Чем артист театра БДТ должен отличаться от артиста другого театра?

- Товстоногов руководил театром 33 года. А начал он с того, что труппа его не принимала. Семнадцать человек он уволил. Конечно, артисты были разношерстные, конечно он их приводил к одному знаменателю, но потому артисты БДТ и стали теми, кем стали. Когда я пришел туда после театра Комедии, то понял, что театр Комедии, по сравнению с БДТ был театром "тети Сони". В БДТ была потрясающе налаженная система работы всех цехов, отношения к артистам, поэтому, с этой точки зрения, все было идеально. 

- А сейчас Вы бы ушли в какой-нибудь другой театр? 

- Нет, но в моем театре мне не хватает работы, об этом вам скажет, наверное, любой артист. Сейчас у меня всего три спектакля, в которых я занят, а играть хочется много. Так я и оказался в спектакле "Женитьба" в театре "Комедианты". 

- Можно ведь и в клубах поработать. 

- Мы и работаем, и на елках в Новый год, и в ресторанах работали. Но это заработок, а не творческий процесс. Актер должен играть много и играть в театре.

- Звание Вам присвоили уже за работу в БДТ? 

- Да, это какой-то сложный процесс, мне до сих пор непонятный. Исходя, из каких принципов это звание присваивается? Если за выслугу лет, то их пока мало, если за особые заслуги, так я знаю много достойных людей, заслуг больше имеющих. В общем, не знаю. 

- Вы конфликтный человек? 

- Нет. Конечно же, я спорю с режиссерами, но, как мне кажется, по делу. А вообще, вы знаете, есть такая распевка артиста перед выходом на сцену "Я люблю дирекцию!" (громко поет). 

- В кино продолжаете сниматься? 

- Совсем немного, в основном в эпизодах. Недавно снялся в последнем фильме В.Титова "Дом надежды" 

- Чем Вы объясните отсутствие хороших современных пьес?

- Раньше любой намек на запретную тему вызывал какой-то шепот в зале, а сейчас, когда можно говорить все, оказалось, что нужна еще и художественность. Жанр жизни другой. 

- Какой Ваш любимый автор, драматург, пьеса? 

Чехов - это вообще любимый человек. Я люблю его, и играть, и ставить, и читать с эстрады. Это прелестный автор, умный и совершенно современный, человек нашего времени. В театре Комедии мне приходилось играть спектакль "Пестрые рассказы" по мотивам произведений Чехова. 

- А стихи с эстрады Вы читаете? 

- Я очень люблю стихи и люблю их читать, но зачастую жанр мне диктует мой внешний вид. Поэтому всякая сатира на человеческие нравы исполняется много, с удовольствием и пользуется успехом. В компании друзей я могу и лирические стихи почитать. 

- Значит ли это, что вы себя ощущаете актером больше комического плана? 

- Наверное, да, но с возрастом амплуа тоже меняется не по собственной вине. Меня начинают видеть в другом, это с одной стороны даже интересно, если б это было бы плюс к чему-то. Я все-таки считаю, что судьба с ролями не складывается так удачно, как хотелось бы. 

- Может Вы не нашли своего режиссера? 

- Здесь какой-то парадокс получается - я к счастью нашел своего режиссера, но к сожалению его нет в пределах России. Это Евгений Арье. Он много ставил и здесь, и в Москве, а потом уехал. Среди молодых режиссеров есть с кем работать, но их надо знать. И, конечно, работать с ними должно быть интересно. 

- Расскажите о своей семье. 

- Моя жена - актриса кукольного театра, есть два сына и замечательная внучка. Старший сын с театром связан, иногда мы с ним можем поговорить, что называется о театре. Но он взрослый человек, вполне самостоятельный, и на все имеет свои взгяды. Взрослые дети это как будто и свои, и не свои. Это раньше ему казалось, что артисты дурака валяют и деньги за это получают. Сейчас все иначе. Если же делать друг другу замечания по нашей профессии, это надо делать очень деликатно. Сами понимаете, артиста обидеть каждый может!

Беседовал Вазген Петросян

 

 

Сердобольский О. Автограф в антракте // Санкт-Петербургские Ведомости. 2000. 23 марта

Шах королеве сцены. Байки Сергея Лосева.

Чувство юмора лишь в одном случае отказывает этому прирожденному комику, когда кто-то покушается на его роль лучшего шахматиста Большого драматического театра.

 

- Мое боевое крещение в БДТ произошло с легкой руки Евгения Алексеевича Лебедева. В тот вечер мы играли "Энергичных людей" во Дворце культуры "Невский". Комедия Шукшина шла уже шесть лет, а меня, новичка, недавно ввели на роль "Простого человека". Перед спектаклем Лебедев говорит: Сережа, давай мы с тобой сегодня что-нибудь придумаем, а то как-то скучно стало играть. Надо взболтнуть коллег. У тебя в самом начале идет реплика: "Обоим им под 50, конкретные, жилистые люди". А на самом то деле ты видишь, нам сколько? Зачем же народ обманывать! Скажи, как есть. 

Не представляя последствий нашего заговора, я согласился. И когда дошло до моей реплики, я сказал: "Обоим им за 60... конкретные, жилистые люди". И тут же боковым зрением я увидел, как Эмилия Анатольевна Попова, игравшая жену Аристраха Петровича, продавщицу ювелирного магазина, сделала шаг вперед и, словно забыв о публике, посмотрела на меня испепеляющим взглядом. Он означал: "Тебя сейчас задушить или ты договоришь свою реплику?". Юрий Демич подошел ко мне за кулисами: "Ну, Серега, все! Попова тебя убьет. Она такого не прощает". Кругом только и разговоров, что про меня, словно это мой бенефис. И я лихорадочно думаю: что же мне делать! В антракте покупаю пирожное, бегу к гримерке Поповой, встаю на колени и стучусь. Она отзывается. Открываю дверь: Эмилия Анатольевна, БЕС ПОПУТАЛ. Это просто неудачная, глупая шутка. Простите ради Христа! 

Моя тирада подействовала, и Попова сказала оттаявшим голосом: Сергей, прошу больше никогда этого не делать. Ни-ког-да... А пирожное не надо. Съешь сам. 

- Нет, нет, это вам. Если не понравится, можете выкинуть... 

Так я был прощен актрисой, которая любому могла высказать все, что он заслужил. Я был свидетелем, как досталось от нее одному именитому артисту за то, что пришел на спектакль под газком.

Ну а Лебедев после моего "бенефиса" только руками развел: "Сергей, кто же знал..." Ох, думаю, знал, знал дядя Женя, чем чревата моя реплика. Но спектакль она действительно взбодрила. 

В тот мой первый сезон я оказался причиной еще одного сценического приключения. Дело было в Дьере, где мы в 1980 году открывали венгерские гастроли "Тихим Доном". Я там выходил в массовке. А у народного артиста Вадима Медведева была большая роль. Перед гастролями мы с Вадимом Александровичем уже познакомились как шахматные фанаты. Он за доской так увлекался, что однажды, как мне рассказывали, вышел в спектакле "Лиса и виноград" с ферзем в руке. 

Перед спектаклем мы сели в какой-то каморке и стали играть. По трансляции слышно, что происходит на сцене. Я говорю: "Вадим Александрович, вы прислушивайтесь, а то ведь я спектакль не очень хорошо знаю". Он кивнул, мол, не волнуйся. Начинается очередной эпизод, вызывают актеров. Мы играем. Я делаю ход. "Интересная комбинация, сказал Медведев. Погоди, я сейчас... и, оглядываясь на доску, он вышел. 

Что было дальше, мне рассказывали очевидцы его невероятного появления на сцене. По пути к кулисе Медведев понял, что опоздал с выходом минуты на полторы. Уже за него реплики говорят. И он решил для быстроты выйти с арьерсцены. А там на заднике висела на четырех тросах огромная подкова, обитая металлом. Это был эпический символ Дона, как реки времени и жизни. Так вот, Медведев руками, плечами и головой поднял Дон. Он протиснулся на сцену в образовавшуюся щель и сразу начал говорить свой текст. Тут изумленные партнеры увидели, что у Медведева на голове стала быстро расти шишка, будто она телескопически вытягивалась из головы. Видать, здорово он ударился.

Товстоногов, заметивший опоздание артиста, выбежал за кулисы. Он был в гневе. Но, увидев шишку Медведева, остолбенел. Шишка была невероятных размеров. Быть может, с ладью. И Георгий Александрович ограничился лишь одной фразой: "Вот это вам в наказание..." 

Экзотическое сооружение на голове Вадима Александровича назвали "шахматной шишкой". А мне кто-то сказал: "Серега, прячься! Разъяренный Гога ищет, с кем Медведев играл в шахматы". И я действительно прятался. Поверил... 

Жизнь у актеров такая, что на одну театральную зарплату никак не прожить. К счастью, есть радио, телевидение, кино... Но не было в жизни моей и моих коллег по БДТ халтуры чудесней, чем съемки финской телепрограммы "Русский язык для финнов". Три года мы снимались в разных бытовых сценках, в аэропорту, в магазине, на улице. "Здравствуйте, мне хочется купить батон!" и потом, то же самое в камеру с выразительной артикуляцией. А еще там были эпизоды, где финский юноша в поисках русской девушки встречает на улицах Петербурга знаменитых людей. И почти всех этих деятелей играл я и Чайковского, и Льва Толстого, и Ленина, и Хрущева, и Горбачева, и даже академика Павлова, на которого я уж никак не похож. Но наш театральный гример Тадеуш гениально делал из меня кого угодно. Только роль Пушкина мне все же поручить не решились, нашли другого артиста... 

Вот говорят, мир - это театр без границ. Мне встречались люди, для которых вообще не существовало границы между искусством и жизнью.

Таким режиссером была Динара Асанова. Я снимался у нее в фильме "Пацаны" в небольшом эпизоде. Кино и реальность для нее перетекали одно в другое. На съемках Динара могла вязать кофточку, в это время к ней приходила подружка, они пили чай, разговаривали, тут же шла репетиция сцены. И это был единый поток... Со стороны это напоминало сумасшедший дом. Но при этом Динара точно реагировала на каждую ситуацию, и ничто ей не мешало одновременно заниматься всем, чем она хотела. 

Бывают истории, когда ты на своей шкуре убеждаешься, что театр - безграничен. Я покупал автомобиль и расплачивался долларами. В последний момент оказалось, что комиссионный сбор надо заплатить в "деревянных", и я помчался менять доллары. Влетаю в сберкассу на Московском, у окошечка обмена валюты длинная очередь. А время идет... Передо мной стоит мужчина, и по его спине я чувствую, что он тоже нервничает. Нам обоим некогда. Слово за слово выясняем, ему нужны доллары, мне рубли. 

В конце концов решаем провести эту операцию по существующему курсу. 

Отходим в сторонку, и он при мне отсчитывает сумму в рублях. В этот момент привязывается к нам какой-то подвыпивший тип: О, вы деньги меняете? Слышь, разменяй мне, а? 

- Иди отсюда, говорит мужчина и начинает считать снова. 

- Глядите, они боятся! орет алкаш. Мужики, да это же сейчас разрешено. 

Мы уже вдвоем его гоним, а пьяный горлопан все не унимается. Обменявшись с мужчиной деньгами, мы выходим из сберкассы и расходимся: он к пивному ларьку, я к машине. 

- Бывают же такие идиоты! говорю я приятелю, еще не остыв от приставаний алкаша, и с этими словами сажусь в машину. Задерживаю взгляд на только что полученной пачке денег и у меня темнеет в глазах. Я держу в руке настоящую денежную "куклу"... Ну а тех двоих, конечно, как и не было. Так что роль идиота в том "спектакле" сыграл я сам.

 

Автограф взял Олег СЕРДОБОЛЬСКИЙ

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий