Быковский-Ромашов Дмитрий Анатольевич

Быковский Дмитрий Анатольевич

Окончил Воронежский государственный театральный институт в 1998году.

В труппе театра с 2003 года.


Играл в спектаклях

«Мотылек» П.В. Гладилин (Капитан Багаев), «Борис Годунов» А.С. Пушкин (Народ), «Веселый солдат» Н.Н. Садур (Командир лейтенант Щусь), «Власть тьмы» Л.Н. Толстой (Никита), «Ночь перед Рождеством» Н.В. Гоголь (Вакула), «Дон Карлос, инфант испанский» Ф. Шиллер (Герцог Альба де Толедо).

 

Фильмография

«Тайны следствия 1-4» (2000-2005), «Начальник каруселей» (2001), «Агент национальной безопасности» (2000), «Недлинные истории» (2002), «Улицы разбитых фонарей. Менты 5» (2003), «Люди и тени 2. Оптический обман» (2003), «Агентство "НЛС"» (2004), «Близнецы» (2004), «Бункер» (2004), «Конвой PQ-17» (2004), «Большая прогулка» (2005), «Фаварский» (2005), «Ментовские войны. Недетские игры» (2005), «Прииск» (2006), «Ментовские войны 2» (2006), «Жизнь и смерть Леньки Пантелеева» (2006), «Убойная сила» (2000-2007), «Литейный 4» (2007), «Простые вещи» (2007), «Агитбригада "Бей врага"» (2007), «Александр. Невская битва» (2008), «Боец. Рождение легенды» (2008), «Anonyma - Eine Frau in Berlin» (2008), «Гаишники» (2008), «Ментовские войны. Эпилог» (2008), «Последнее путешествие Синбада» (2008), «Возвращение Синдбада» (2009), «Любовь под грифом "Совершенно секретно" 2» (2009), «Счастливый конец» (2009), «Я» (2009), «Военная разведка» (2009), «Отставник 2» (2010), «ВДВ» (2010), «Десант есть десант» (2010), «Счастье мое» (2010), «Военная разведка: Западный фронт» (2010), «Три богатыря и Шамаханская царица» озвучание (2010), «Ментовские войны 5» (2010), «Беглец» (2011), «Страховщики» (2011), "Просто Джексон" (2012), "Братья по обмену" (2013), "Департамент" (2013), "Кома" (2013), "Чужой среди своих" (2013), "Левиафан" (2014).  

Пресса

Полубарьева М. Играть по-русски. Дмитрий Быковский: Россию отстояли простые русские мужики! // Московский Комсомолец в Питере. 2005. 18 мая

 

Когда он исполняет песни на радио «Шансон», он — Дмитрий Быков. В афишах АБДТ имени Товстоногова и на обложке собственного будущего диска другая фамилия — Быковский. Настоящая, отцовская. Потому что театр и русские мелодии — это истинное, от всей души. По дороге к сцене Дима испробовал немало мужских профессий — где наша не пропадала! А в театр, по его словам, пришел потому, что очень не хватает там сегодня простых русских мужиков. Больших и сильных, за которыми земля наша как за каменной стеной. И то верно: не успел появиться «на глазах», как стал нарасхват у кинорежиссеров, за три года снялся в 25 сериалах! Вот и в БДТ премьера: в «Веселом солдате» Быковский — командир Красной Армии, воюющей с фашистами.

- Дима, у тебя получился очень колоритный персонаж. Казачий говорок, песня удивительная, героический шрам у виска.

- Режиссер Геннадий Тростянецкий сам из донских мест. Он говорил мне: нужно «гутарить». А у драматурга Нины Садур все написано было обычным русским языком. Работая над говором, многое почерпнул из «Тихого Дона», в своем тексте все поправил на казачий лад. А песню помогли найти друзья

из казачьего ансамбля. Шрам моего лейтенанта Щуся - это шрамы наших предков, защищавших веками Россию. Мой прадед, в честь которого я назван,- донской казак, воевавший в Первую мировую. А дед дошел до Берлина с армией Рокоссовского в штрафбате.

- Ты приехал в Питер совсем недавно...

- Родился я в Средней Азии: до сих пор снятся горы Тянь-Шаня. С 14 лет начал самостоятельную жизнь. Судьба кидала по разным уголкам страны. Сейчас с уверенностью могу сказать, что Питер - город, в котором я бросил якорь. Обожаю его за широкую душу, многострадальную судьбу. Помню, спросил у прохожего, как добраться на студию. Парень со мной ехал несколько остановок, шел долго пешком, довел почти до места и...

отправился обратно. Да ни в какой Москве такого не будет. Да и сам город, думаю, принял меня. Я попал в один из лучших театров, много снимаюсь, готовлю уже третий альбом. Грех жаловаться!

- Дима, если бы не твое лицо, которое то и дело появляется на экранах ТВ, встретила бы где-то на улице - ни за что бы не сказала, что актер!

- Да, менты до сих пор не верят, - Дима смеется. - Я просто русский мужик, который должен быть мужиком независимо от профессии. А это все идет из семьи, от воспитания. Батя у меня был настоящий мужик, кузнец. До сих пор у меня на спине его зарубки: порол нас за все, за каждую провинность. Но один раз я баловался спичками и спалил сарай со всеми запасами на зиму. Отец узнал - и не тронул. Много лет меня мучил вопрос - почему? - и когда уже вернулся из армии, я все же его задал. Отец серьезно на меня взглянул: «Если бы я тебя тогда бил, точно до смерти бы запорол». До последнего времени, когда мы, три брата, три здоровенных мужика, приезжали домой, никто раньше отца не мог сесть за стол. Как в старину. И не потому, что боялись, а потому, что уважали. Именно это должно прививаться с детства: любовь к матери и отцу, почитание старших, уважение к хлебу. Меня возмущает, когда в метро заходит женщина и сажает своего сыночка, а сама стоит рядом. Пока он умещается на коленях, она может держать его, но потом он должен стоять, а она сидеть.

- Когда ты выбрал сцену, твоя семья не говорила: на тебе бы пахать, а ты - в актеры? - Было такое. К тому времени поменял много профессий: работал и сварщиком, и сапожником, и кровельщиком, и даже портным по верхней мужской одежде. Когда в 25 лет собрался в актеры, мама была очень рада, всячески меня поддерживала. (На фотографии родителей Быковского подпись мамы: «Димушка, ты плод любви, ты на любви замешан, поэтому талантливый такой!». - Авт.) Но от бати услышал только нецензурную брань. А когда в Воронеже успешно прошел спектакль и один критик написал обо мне хвалебную статью, я привез отцу газету. Он хмыкнул носом (он так делал всегда, когда ему что-то нравилось), оторвал от листка кусок с фамилией Быковский, насыпал махорки, закурил — и отправил меня чистить свинарник. Вот как нужно относиться к славе! Он был уже при смерти, но из последних сил смотрел кино, где играл сын, и, конечно, очень гордился.

- Никогда не страдал, что с твоей «натурой» не сыграть Ромео?

- Нет. Иной раз посмотришь в кино - играет актер мужика, а от него мужиком и не «пахнет». Мальчики типа Ди Каприо и должны играть мальчиков, а когда они рвутся в мужиков... Голубизна прет с «голубого» экрана, и я считаю, что этого вообще не должно быть на сцене и на экране. Этого никогда в России не было. Сегодня засилье иностранной культуры, а нам свою, русскую надо поднимать.

- Ты сейчас в самых популярных сериалах - в «Ментах», «Убойной силе», «Фаворском», «Агенте национальной безопасности». То мент, то бандюган...

- Однажды смешной случай был. На Пушкинской площади снимали эпизод «Ментов». Я играл бандита Слона. А в это время наряд милиции, стоявший в оцеплении при съемках фильма, остановил машину, которая чуть в них не въехала. Машина была без документов, а хлопчики - в состоянии наркотического опьянения. Их тут же вытащили, поставили к стене с поднятыми руками. Оператора с камерой они не видели, а мы как раз начали снимать. Меня выводят «менты», и я ору: «Это не моя бритва, я не убивал». Сбитые с толку пацаны запаниковали: «Мы не с ними!» Из моих киногероев мне, пожалуй, ближе всего опер Джексон из «Ментовских войн». Бывший афганец, такой бесшабашный, веселый и честный человек.

- Давай начистоту: не думаешь же ты, что русскую культуру нужно поднимать такими сериалами или шансоном!

- Да нет, конечно. Сериалы, во-первых, это способ заработать. Во-вторых, возможность проявить себя с надеждой попасть в большое кино. Фильмы о ментах и бандитах, похоже, приелись и оказывают, на мой взгляд, неправильное влияние на подрастающее поколение. Народ хочет смотреть кино о себе: с каким успехом прошел тот же «Участок»! Емелю Пугачева бы сыграл, Митьку Карамазова. У России такая богатая история. Нам есть что снимать и кого играть. А шансон... Увы, многие воспринимают его только как лагерные песни, а это, прежде всего, песня души. И песни бурлаков, и жиганские дворовые, и кабацкие, даже романсы белых эмигрантов. В моем альбоме «В белых росах», над которым я сейчас работаю с питерским поэтом Эдуардом Кузнецовым и композитором Борисом Богдановым, песни о земле, о любви и о русской душе.

- Как ты себя чувствуешь в театральной богеме?

- Никак, не люблю тусовку. Пришел на работу - и ушел. Живу своей жизнью.

- Дима, что было - рассказал, что будет - загадали, а на чем сердце успокоится?

- Построю дом, где будет всегда много друзей, много криков радости и веселья. Заведу большую собаку, говорящего попугая, обезьяну и, если получится, лошадь. Ведь когда-то я работал и конюхом. Лошади - они такие настоящие. Как я хотел батьке купить коня, да не успел...

- Говорят, плох тот актер, который не мечтал бы сняться в Голливуде.

- Не мечтаю. Ну, разве что сыграть там русского мужика. А америкоса никогда не смогу: уклад души не тот!

Получить зарплату, собрать друзей, накрыть стол, чтобы все через край... Последнюю копейку протянуть солдату-инвалиду в переходе метро, не задумываясь, на что жить завтра. Умереть стоя, только бы не жить на коленях. И если уж играть, то обязательно по-русски. Так же, как жить.

Марина Полубарьева

Художественный руководитель театра – Андрей Могучий